Free Student HQ / FSHQ / "Штаб-Квартира свободного Студента"

Конфликт как инструмент для становления и поддержания баланса сил

«Самое важное условие для предотвращения столкновения — сравнительная осведомленность о силах обеих сторон — на самом деле очень часто может быть достигнуто лишь в самом конфликте».

Здесь Зиммель выдвигает еще один кажущийся парадокс: самый эффективный способ удержать развязывание конфликта — это раскрытие сил, что часто, оказывается, возможно, осуществить лишь через конфликт. Этот парадокс, как мы увидим, содержит чрезвычайно важные для теории конфликта элементы.

Парадокс возникает из того обстоятельства, что конфликт, как специфический вид взаимодействия, всегда несет в себе фактор силы, и определить сравнительные силы соперников до появления спорной проблемы довольно трудно.

Какими бы ни были цели конфликтующих сторон, сила (то есть возможность повлиять на поведение других в соответствии со своими собственными желаниями) является необходимым условием их достижения.

В этом месте мы должны провести различие между конфликтом и состязанием. В последнем победитель может быть определен по ранее выработанным критериям, по которым оцениваются соперники. Тот, чьи качества наиболее удовлетворяют этим критериям — самый быстрый бегун, наиболее интересный писатель, лучший прыгун, — объявляется победителем. В случае конфликта такие критерии не всегда подходят для соперников. Но, конечно, это не значит, что их не существует.

Чтобы убедиться, приведем пример общества, содержащего в себе механизмы для урегулирования и нахождения равновесия между противоречащими друг другу притязаниями, а также распределения ресурсов в соответствии с некой шкалой «заслуг». Возможность неравного разделения прав между группами и индивидами ограничивается этическими и законными предписаниями. А одна из основных функций правительства — окончательное улаживание антагонистических интересов.

Однако поскольку желания и обязанности индивидуумов и групп редко совпадают, поскольку существуют ощутимые несоответствия между властью, положением в обществе и богатством, имеющимися в распоряжении у групп, и тем, что, как они считают, должно им принадлежать, демонстрация силы останется наиболее эффективным способом доказательства правоты. Группа, которая неспособна отстоять свои интересы, не сможет добиться и от других внимания к своим требованиям. В конфликте, отличном от соревнования, «заслуги» зависят, по крайней мере, частично, от утверждения силы. Так, если соперничающие группы настаивают на обладании неким объектом, раздел может определяться тем, какими силами располагает каждый из соперников, а также некой нормативной оценкой их сравнительных потребностей в этом объекте. Если нужно избежать конфликта, то для сравнительного выяснения сил должны быть доступны какие-то другие средства. Тем не менее, может показаться, что редкие виды силы могут быть определены с надлежащей точностью без ее действительного применения. Возможно, только в экономическом устройстве, из-за того что деньги являются единым средством измерения ценностей, финансовая сила (в том случае, если она может быть отделена от силы социальной) определяется относительно просто.

Необходимо различать конфликт и антагонистические интересы, возникающие из существующего положения индивидуумов или групп в социальной структуре. С учетом ролей трудящихся и управляющего аппарата в капиталистическом обществе интересы рабочего класса и класса управляющих, можно сказать, антагонистичны. Несмотря на это, конфликты между ними, выражающиеся в торгах или забастовках, могут характеризовать их отношения только периодически. Так же, В международном плане, национальные государства, имеющие противоположные интересы, оказываются вовлеченными в конфликт лишь в отдельные периоды. Это различие делает понятным утверждение Зиммеля.

Усилия по улаживанию антагонистических интересов с помощью посредника наталкиваются на сложность истинной оценки силовых отношений между соперниками до того, как их сравнительные силы определятся в борьбе. «Посредник, — пишет Зиммель, — может добиться согласия сторон только в том случае, если каждая из них уверена, что объективная ситуация оправдывает примирение и мир выгоден». Сложность оценки сил объясняет, почему соперники часто прибегают к «испытанию огнем», дабы сделать эту оценку возможной. «Из-за того, что точное знание сравнительной силы часто достигается лишь прямым испытанием, последнее может стать единственным средством убеждения каждой из сторон в том, что она получает все выгоды, которые обретаются при сотрудничестве».

Если альтернативные средства недоступны или предполагаются таковыми, то единственный способ дать оценку силе соперников — применить «крайние меры». Так, несовместимые намерения и интересы в сфере промышленных отношений приводят к борьбе, которая помогает определить сравнительные силы сторон.

Как отмечал в своем блестящем социологическом анализе забастовки Э. Хиллер, «Забастовка — эта проверка на экономическое выживание — процесс изматывания соперника, в котором результат предопределяется сравнительными ресурсами сторон». «Каждый оценивает лимиты своих ресурсов в соотношении с ресурсами оппонента и измеряет число неизбежных потерь в сравнении с числом возможных выигрышей». «Враждебные действия прекращаются при достижении точки равновесия имеющихся у противников ресурсов. Последующее перемирие основано не на признанных принципах, а на силе, посредством которой каждый из них добивается лучших условий, возможных при тех ограничениях, которые налагаются общественным кодексом и принятыми правилами». «Когда во времена промышленного мира возникает взаимное недовольство и нарушает установленное равновесие до такой степени, что приводит к открытой борьбе, примирение должно стать результатом нового баланса всех сил, имеющих отношение к предмету конфликта».

Испытание изматыванием может, таким образом, служить средством для раскрытия сравнительных сил сторон, и, когда этот этап будет пройден, сторонам становится легче прийти между собой к новому согласию. Борьба может возникать из-за того, что соперники отвергают предыдущие соглашения, считая, что они более не соответствуют силовым отношениям между ними. Как только силы соперников при помощи конфликта определены, может быть установлено новое равновесие и взаимоотношения могут развиваться дальше на этой новой основе.

Переформулировав постулат Зиммеля, получаем следующее. Конфликт заключается в проверке сил противодействующих сторон. Согласие между ними возможно только в том случае, если каждый осведомлен о сравнительной силе обеих сторон. Однако, как ни парадоксально это может показаться, такая информация часто может быть получена только при помощи самого конфликта, так как другие инструменты для проверки сил соперников могут показаться непригодными. Следовательно, борьба может стать необходимым инструментом, изменяющим основы силовых отношений для избежания неустойчивости.

Выводы, сделанные нами несколькими страницами раньше, мы получим иным путем: вместо того чтобы быть разрушительным и разобщающим явлением, конфликт на самом деле является средством поддержания баланса в обществе, а стало быть, поддержания его в действующим состоянии.

 

 

Сайт создан в 2012 г. © Все права на материалы сайта принадлежат его автору!
Копирование любых материалов сайта возможно только с разрешения автора и при указании ссылки на первоисточник.
Яндекс.Метрика