Free Student HQ / FSHQ / "Штаб-Квартира свободного Студента"

Конфликт сплачивает группу

«Определенная доля разногласий — внутренних расхождений и внешних противоречий — органически связана с теми самыми элементами, которые в конце концов удерживают участников группы вместе. Положительная и объединяющая роль антагонизма видна в системах, которые отличаются определенностью и бережно сохраняемой чистотой своего социального разделения и градаций. Так, индийская социальная система покоится не только на иерархии, но и на непосредственном отделении каст друг от друга. Враждебные отношения не только оберегают границы группы от постепенного исчезновения, они зачастую заставляют и классы, и отдельных личностей искать взаимные подходы, которые иначе не были, бы найдены, если причины враждебности не сопровождаются чувством вражды и его внешним проявлением».

Здесь необходимо пояснение. Когда Зиммель переходит от обсуждения автономии личности к автономии группы, он колеблется между социологическими формулировками, затемняя тем самым тот факт, что, хотя между личностью и социальной группой и имеется частичное подобие и взаимопроникновение, они, тем не менее, никоим образом не идентичны. Генетическая психология и психоанализ имеют достаточное количество свидетельств, чтобы предположить, что конфликт является наиболее важным агентом для установления полной идентичности «я» и его автономии, то есть для полного осуществления процесса дифференциации личности от внешнего мира. Тем не менее эта проблема не будет рассматриваться в данном исследовании, целью которого прежде всего является рассмотрение поведения индивидуумов в группе. По этой причине «чувства враждебности и отторжения» будут разбираться лишь в тех случаях, где они будут выступать как социальный паттерн, то есть где может наблюдаться их регулярное проявление. Индивидуальное поведение, вообще чувствительное к внешнему воздействию, не может иметь места в анализе структурированной социальной системы.

Обращаясь к социологическому содержанию этого постулата, заметим, что Зиммель связывает два ранее различных явления. Во-первых, он говорит, что конфликт через усиление группового самосознания и осмысление границ группы устанавливает границы между группами внутри социальной системы и тем самым закрепляет идентичность групп в системе. Во-вторых, он заявляет, что взаимное «отторжение» поддерживает всю социальную систему, создавая баланс между находящимися в ней различными группами. Например, конфликты между индийскими кастами могут упрочивать их раздельность и различность, но при этом посредством сохранения баланса между требованиями соперничающих каст может обеспечиваться стабильность всей индийской социальной системы. В другом месте Зиммель обращает еще большее внимание на объединяющий характер конфликта.

Эта точка зрения, конечно, не нова. Мы можем найти подобные утверждения у теоретиков социологии с самых древних времен. В то же самое время, что и Зиммель, Уильям Грэм Самнер в дискуссии, касающейся отношений внутри и вне группы, выразил почти аналогичную идею.

Как ни общеизвестна эта точка зрения, современная теория социологии ее иногда забывает. Так, Парсонс в своей последней работе, хотя и подчеркивает, что социальные системы озабочены «поддержанием границ», то есть должны поддерживать разделение между собой и окружающей средой, если намерены сохранить свою неизменность, не упоминает в этой связи конфликт.

Эта функция конфликта в установлении и поддержании идентичности группы согласуется с некоторыми положениями в работах Георга Сореля и Карла Маркса. Защита Сорелем «насилия» должна пониматься лишь с учетом его понимания той тесной связи, что существует между конфликтом и отношениями в группе. Он считал, что, только если рабочий класс будет находиться в состоянии войны со средним классом, первый сможет сохранить свои характерные особенности. Только проводя определенные действия и будучи в них вовлеченными, представители рабочего класса, смогут осознать свою классовую идентичность. В основе его убеждения в том, что социалисты, к которым он себя причислял, должны противостоять гуманным шагам со стороны правящих классов, лежит убеждение, что такие меры могут привести к уменьшению классового конфликта и ослаблению классовой идентичности. Для Маркса классы также конституируют себя только через конфликт. Индивиды могут иметь объективно равные позиции в обществе, но они осознают общность своих интересов, только принимая участие в конфликте. «Отдельные индивиды формируют класс только тогда, когда им приходится участвовать в общем столкновении с другим классом; в ином случае они, как конкуренты, находятся друг с другом во враждебных отношениях».

Мысль о том, что различия между «'мы — группа", или "внутренней группой", и кем-то еще, или "они — группа", "внешней группой'» устанавливаются посредством конфликта и через участие в нем, кажется, в общем, принята социологами. Столкновение между классами не ограничивает эту мысль, хотя для многих наблюдателей классовые конфликты виделись наиболее подходящими ее иллюстрациями. Национальные и этнические конфликты, политические конфликты или конфликты между различными слоями управленческих структур служат здесь не менее хорошим примером.

Зиммель продолжает утверждать, что вражда и взаимный антагонизм также поддерживают систему в целом, устанавливая баланс между ее частями. Это происходит потому, что, как утверждает Зиммель, члены одного и того же слоя или касты сплочены вместе солидарностью, родившейся из их общей враждебности к членам другого слоя или касты и отторжением последних. Таким образом, благодаря антипатии по отношению друг к другу, испытываемой различными членами подгрупп внутри всего общества, в нем поддерживается иерархия позиций. Эта точка зрения нуждается в оговорке. Как уже было отмечено, внешние группы далеко не обязательно оказывающиеся объектом враждебности, они могут также, при определенных условиях, стать положительными образцами для внутренних групп. Внешней группе могут подражать, также, как и отвергать ее влияние. Подражание минимизируется только при определенных условиях, например, при существовании строгой кастовой системы, подобной индийской, в которой не поощряется социальная мобильность и кастовые позиции закреплены религиозными верованиями. Хотя низшие и будут смотреть на высшие касты как на стоящие выше их в иерархическом плане, они вряд ли будут испытывать желание изменить свое положение или подражать поведению членов высшей касты.

Ситуация фундаментально отличается в классовой системе, предоставляющей значительные возможности в области социальной мобильности. Конечно, группы с различными статусами зачастую относятся друг к другу с раздражением или враждебностью. Верно и то, что структура системы частично поддерживается этим взаимным антагонизмом, который сохраняет градацию статусов. Тем не менее, Члены низших часто подражают образу жизни высших и стремятся занять в них место. Так, добровольные ассоциации в Янки-Сити способствовали формированию антагонизма различных «классов» относительно друг друга, но в то же время действовали с целью «организации и регулирования восходящей социальной мобильности». В обществах, где существует институт восходящей социальной мобильности, где приобретенный статус доминирует над приписанным, вражда между различными слоями часто смешивается с сильным позитивным влечением к высотам социальной иерархии, что создает некие модели поведения. Не будь антагонизма, статусные группы растворились бы, поскольку исчезли бы границы между ними и окружающим миром; но эти границы сохраняются и не теряют своей подвижности благодаря тому, что восходящая социальная мобильность заложена в набор культурных идеалов таких обществ. По этой же причине чувства межклассовой враждебности, типичные для открытой классовой системы, в отличие от кастовой системы, часто превращаются в мстительность. Они показывают не действительное отрицание ценностей тех групп, против которых направлены эти негативные чувства, но, скорее, тайное желание иметь то, что критикуется. Возникает некий эффект «зеленого винограда».

Следует отметить, что Зиммель не до конца различает враждебные чувства и само действие, вытекающее из этих чувств. Существует явная разница между индийской кастовой системой, в которой антагонизм не приводит к открытому конфликту, и американской классовой системой, в которой конфликт (например, между начальством и рабочими) является частым и предполагаемым. Неравное распределение прав и привилегий может привести к враждебности, но не обязательно к конфликту. Различие между конфликтом и враждебными чувствами существенно. Конфликт, в отличие от враждебных настроений и чувств, всегда происходит в процессе интеракции между двумя или более индивидами. Враждебные настроения являются предпосылками конфликтного поведения; конфликт же всегда представляет собой трансакцию.

Приводит ли враждебность к конфликтному поведению, частично зависит от того, насколько легитимным считается неравное распределение прав. В классической индийской кастовой системе межкастовый конфликт был редкостью, потому что низшие и высшие касты одинаково воспринимали кастовые особенности. Легитимность — важнейшая переменная, без которой невозможно предсказать, приведет ли к конфликту чувство враждебности, возникшее из неравного распределения прав и привилегий, или нет.

Прежде чем возникнет социальный конфликт между группами, наделенными неравными привилегиями, прежде чем враждебные настроения превратятся во враждебные действия группы, в меньшей степени, наделенной привилегиями, должно развиться сознание того, что это в действительности так. Она должна быть уверена, что права, которыми она обделена, в действительности принадлежат ей. Она должна отвергнуть любые оправдания существующего распределения прав и привилегий. Изменения степени принятия существующего распределения власти, богатства или статуса тесно связаны с изменениями в выборе референтных групп в изменяющихся социальных условиях. В случае с Индией, описанном выше, очевидно, что изменения экономических институтов (например, переход от аграрной системы хозяйствования к индустриальной, сопровождающийся появлением возможностей для социальной мобильности) были инструментом для убеждения менее привилегированных групп изменить представления о себе и других группах.

Для наших целей достаточно будет отметить, что, когда социальная структура перестает считаться легитимной, индивиды со сходными целевыми установками придут через конфликт к объединению в самоидентичные группы с одинаковыми интересами. Этот процесс формирования групп будет, затронут нами позже, при обсуждении последующих постулатов. Социальные структуры отличаются по степени конфликта, который они могут выдержать. Как будет видно из следующего постулата, Зиммель предполагает, что там, где структура сдерживает выражение враждебных чувств и действий, из них проистекающих, можно ожидать, что существует некий механизм для их безопасного выхода.

 

 

Сайт создан в 2012 г. © Все права на материалы сайта принадлежат его автору!
Копирование любых материалов сайта возможно только с разрешения автора и при указании ссылки на первоисточник.
Яндекс.Метрика