Анушая

Анушая (санскр. anusaya, пали anusaya, от ami-, «следовать за», и глагола sï, «лежать», «пребывать», — последствие или результат действия) — в буддизме потенциальные склонности, тенденции, установки, паттерны, к-рые складываются в результате повторяющихся физич., ментальных и речевых действий и способствуют возобновлению этих действий в будущем. А., наряду с биджа, васана, карма-пхала-випака, кармопачая, санскара, входит в систему понятий потенциального, объясняющих механизм работы кармы. В раннем буддизме и абхидхарме А. в основном означает скрытую склонность к «омрачающим» состояниям ума (клеша) — главным факторам закабаления индивида в сансаре.

В суттах (текстах Палииского канона Типитака) возникновение А. составляет часть обычного психологич. опыта: «В зависимости от глаза и видимой формы — о, монахи, — возникает зрительное распознавание (виджняна); встреча этих трех [факторов] есть контакт (пхасса)\ в зависимости от контакта возникает приятное, неприятное или нейтральное ощущение (ведана). Если некто затронут приятным ощущением, наслаждается им, приветствует его, остается привязанным к нему, это значит, что у него есть скрытая склонность к удовольствиям. Если некто затронут неприятным ощущением, страдает, скорбит, жалуется, стеная и бия себя в грудь, впадает в смятение, то у него есть скрытая склонность к отвращению. Если некто затронут нейтральным ощущением, если он не понимает возникновение, исчезновение, удовлетворенность, опасность, избегание опасности как они суть в отношении ощущений, то у него есть скрытая склонность к невежеству» (Маджджхиманикая Ш.285). Т.о., различается три типа А., составляющиих три важнейших «омрачения» (клеша)', два из них аффективные (склонность к удовольствию, склонность ко гневу) и одно когнитивное (склонность к невежеству). Как омрачения вызывают закабаление в сансаре? Напр., если человек привязывается к объектам удовольствия, то это активизирует его латентную склонность, он начинает активно искать удовольствий и даже совершать предосудительные поступки, что усугубляет его неблагоприятную карму и ведет к воспроизведению аналогичного типа поведения в будущем перерождении. Однако такая детерминация не является неизбежной: «Когда некто — о, монахи, — не имеет намерений, не строит планов и не имеет склонности к чему бы то ни было, нет основы для существования виджняны, виджняна не установлена; когда виджияиа не установлена, нет возникновения психофизич. организма (нама-рупа)... шесть сфер, желания и др. сансарных факторов» (Самъютта-никая 11.66) (см. Пратитья-самутпада).

Кроме того, в текстах упоминается латентная склонность к ложному мнению «я существую» (саткая-диттхи-анушая) и склонность к пролиферации концепций (прапанча), к-рые считаются разновидностями склонности к невежеству (авидья), лежащей в основании ментального распознавания (мано-виджняна). Различаются три стадии: латентные склонности (напр., в ребенке), их проявления во взрослом человеке, оказывающие подавляющее влияние на его личность, а также побуждения к активным неблагоприятным действиям.

В школах абхидхармы, прежде всего в тхераваде, значимость синхронного анализа наличных состояний сознания — дхарм и отождествление их с «реальностью как она есть» (ятхабхутам) поставил под вопрос статус потенциальных склонностей. Если реально только то, что медитирующий индивид различает в своем уме в отдельный момент времени, то как объяснить влияние на создание прошлых действий? В «Катхаваттху» в ответ на подобный вопрос последователь тхеравады пытается определить статус А.: потенциальная склонность к омрачениям описывается как виппаютта (санскр. випраюкта) — не связанная с читтой (сознанием) настоящего момента, безобъектная {анараммана) и кармически нейтральная (она не участвует в создании новой кармы, определяемой процессами данного момента). Кроме того, латентная склонность к омрачениям определенного характера сохраняется и в случае наступления момента актуализации, «выплеска» (париютт-хана) др. склонности. Латентные и проявленные А. необходимо различать и для того, чтобы дифференцировать процессы сохранения и пресечения омрачений.

Напр., у адепта, достигшего значительного прогресса на пути очищения от омрачений, случается «рецедив» какого-нибудь порока. Это происходит именно по причине сохранения А., к-рые он не мог наблюдать и пресекать по причине их непроявленности. В «Абхидхармакоше» (V.la) A. выдвигаются на первый план: «Сказано, что мир во всем своем разнообразии возникает из действия. Это так, в результате того, что действия накапливают потенциальные склонности, однако без этих склонностей они неспособны породить новые процессы существования. Поэтому следует знать потенциальные склонности как корень существования (мула-бхава)». В целом, согласно «Абхидхармакоше», механизм действия А. таков: карма, созданная омрачениями, накапливает потенциал для результата, к-рый должен переживаться в соответствии с побуждающим действие намерением (четана). Результаты созревания кармы (карма-пхала-випака) переживаются как приятные или неприятные ощущения (ведана). В основе этих ощущений и лежат А. в виде определенных тенденций, к-рые не остаются пассивными, активизируются, создавая свежую порцию кармы. В итоге вайбхашики фактически отождествили А. с проявленными омрачениями, передав функции кармического потенциала особой дхарме прапти (букв, «обретение», «присвоение»), к-рая воспроизводит в потоке мгновенных состояний приверженность определенным омрачениям. Саутрантики же настаивали на различии между А. и проявленными клешами, демонстрируя лояльность к суттам (что соответствует названию школы), в к-рых оно проводится, и в полной гармонии с их нововведением — понятием биджа, вводящим сферу потенциального в абхидхармический анализ. Свое законное место в психич. процессах эта сфера обретает в концепци алая-виджняны как «резервуара» потенциальных тенденций психики, разработанной в йогачаре. Однако понятие А. перестает играть в ней самостоятельную роль, полностью слившись с понятиями «семян» (биджа) и «отпечатков» (васана).


См. ст.: Абхидхарма; Биджа; Васана и лит. к ним.

В.Г. Лысенко

Источник - энциклопедия Философия буддизма - Российская академия наук Институт философии / Редакционная коллегия: M. Т. Степанянц (ответственный редактор), В.Г.Лысенко (заместитель ответственного редактора), С.М.Аникеева, Л.Б.Карелова, А.И.Кобзев, А.В.Никитин, A.A. Терентьев




Яндекс.Метрика