Апохавада

Апохавада (от санскр. apoha — «исключение», «отделение», «различение» и vada — «учение», «доктрина», букв, «учение о выделяющем [значении слов]») — лингво-филос. и логическая концепция интерпретации терминов, согласно к-рой значением слова (термина) является не некий реальный объект (в широком смысле этого слова: отдельная вещь, универсалия, отношение между вещью и ее универсалией), но квазиобъект, существование к-рого зафиксировано конвенциональной практикой словоупотребления (въявахарика). Посредством обозначения он выделяется из множества др. объектов универсума, не являющихся значениями данного термина. А. выдвинута в рамках дискуссии об источниках познания как номиналистский ответ на реалистич. теорию значений в VI в. Дигнагой в «Прамана-самуччае»; разрабатывалась Дхармакирти (VII в.), Шантаракшитой (VIII в.), Дхармоттарой (IX в.), Ратнакирти (X или XI в.). Опиралась на теоретич. достижения школы грамматистов, хотя отвергала ее реализм (в частности, в разъяснениях сути А., даваемых Дигнагой, прослеживается влияние идей грамматиста Бхартрихари). А. стала у буддистов основанием многих логич. концепций.

В «Прамана-самуччае» Дигнага излагает основы своей теории значений в процессе опровержения принадлежности к источникам достоверного знания словесного свидетельства (шабда), что позволяет включать А. в круг логико-эпистемо-логич. концепций. Однако ее содержание не ограничивается лишь эпистемологией, ибо в ней затрагивается онтологич. статус объектов, универсалий и отношений между объектами и универсалиями.

Реалисты в их теориях значений исходили из трех принципов: наличия двух уровней реальности (эмпирической — низшей и трансцендентной — высшей), соответствия языка и реальности (слова и его значения) в силу их принадлежности одному уровню реальности (эмпирической), одновременного постижения слова и его значения. Наличие в санскрите только одного слова артха для номинации «объекта слова», понимаемого в самом широком смысле (и как предметное значение, и как смысловое значение), и одного слова учьяте (синоним — вачака) для номинации отношения шабды с его артхой создавали предпосылки для различных толкований «значения термина», к-рые и появились у разных авторов. Одни из них считали, что значением слова выступает обозначаемый им индивид — партикулярия (въякти), другие рассматривали в качестве значения универсалию (джати, саманья), третьи — отношение между ними (самбандха), четвертые — носителя универсалии (джатимат). В реалистич. концепциях связь между словом и значением считалась вечной, неизменной, никем не созданной.

Для буддистов ни эмпирич. объекты, ни универсалии, ни (тем более) отношения между ними не существуют реально, поэтому ни понимаемые реалистически партикулярии, ни универсалии не могут быть значениями слов. Однако Дигнага, критикуя реалистич. теорию значений, использовал аргументы не из буд. онтологии, а из практики словоупотреблений. Он писал, что в языковой практике встречаются выражения, в к-рых используются различные универсалии для обозначения одного объекта. Напр., в словосочетании «реальный горшок» соединяются универсалии «реальность» и «горшковость». Их отношение к одному объекту выражается грамматич. согласованием в роде, числе, падеже. Но названные универсалии отсылают к разным объектам, т.е. имеют разные значения, и, если следовать теории реалистов о соответствии слова и его значения, в выражении «реальный горшок» они не должны грамматически согласовываться.

Слова с т.зр. А. используются как конвенциональные знаки, передающие свое значение через «исключение» других, неподходящих под него значений. Еще Дигнага постулировал, что слово делит универсум на две части: ту, к к-рой оно может быть приложено, и ту, к к-рой оно не может быть приложено. Функция слова — исключить объекты-значения из области, к к-рой слово неприложимо. Слово сообщает нам, чем объект не является, что отличает его ото всех других объектов универсума, противопоставляет его им как А и ne-А. Напр., произнося слово «корова», мы не можем сказать, что является сущностью коровы (потому что для буддистов таковой просто нет), но точно можем сказать, что она не является быком, лошадью и т.д. Т.о., слова опосредованно обозначают подлинную реальность. Языковая реальность есть конвенциональная реальность, маскирующая (самвритти) высшую реальность, и она коренным образом отлична от нее. Однако, опосредованно соотнося высшую реальность с низшей, эмпирической, наша речь помогает нам организовать эмпирич. деятельность.

функция слова, утверждал Дигнага, в процессе обозначения идентична функции логич. знака в выводе: оба дают знание не непосредственно, а опосредованно, не о себе, а о другом; так же как логич. знак (линга) используется для получения знания о предикате (садхъя) через исключение отличного от садхъи, слово дает знание о стоящей за ним реальности посредством исключения того, что к ней не относится. Обозначаемый объект имеет множество аспектов, выражаемых множеством слов, и ни одно слово с ним не связано неразрывно. И наоборот, слово обозначает только один аспект объекта. Когда мы обозначаем объект словом «субстанция», мы только отделяем его от того, что «несубстанциально». Соответственно для обозначения одного и того же объекта используют много слов. Исключая обозначаемый объект из множества объектов противоположного класса, слово не исключает его из множества однородных объектов (из меньшего, большего или равного по объему классов). Значения слова устанавливаются через ментальные акты «различения от другого» (анъя-апоха), поэтому они являются мыслительными конструктами (кальпана), квазиобъектами, существующими только на уровне мыслимой реальности, де-факто введенной буддистами-йогачарами в их эпистемологии помимо общепринятых высшей (парамартха) и низшей (въявахарика) реальностей. Т.о., содержательно в концепции буддистов «значение слов» (артха) ближе к зап. термину «смысл», чем к «предметному значению».

Буд. концепция значений позволяет эксплицировать такие лингвистич. феномены, как синонимичность (саманадхикаранья) и квалифицируемость одного термина другим (вишешъя-вишешана-бхава). Взаимную квалифицируемость терминов Дигнага объяснял тем, что применение одного термина к ситуации сохраняет Дольше неопределенности, чем применение нескольких взаимосвязанных терминов. Поскольку термин «лотос» менее определен, чем «голубой лотос», можно считать термины «лотос» и «голубой» квалифицирующими друг друга.

Предложения (пратибха — букв, «интуиция») в А. трактуются как сложные знаки, состоящие из простых — слов. Дигнага утверждал, что в словосочетаниях отдельные слова имеют не больше смысла, чем входящие в слова слоги, но состоящие из слов предложения осмысленны. Их смыслом является положение дел в эмпирич. реальности, к-рое отлично от положения дел в др. части реальности, к к-рой данное предложение не может быть приложено. Поскольку обозначаемые предложением события существуют независимо от того, формулируется ли предложение о них, постольку смысл предложения существует ранее смысла слов. Ратнакирти в «Апоха-сиддхи» доказывал, что акт обозначения является не только исключением всех противоположных значений, но одновременно и актом утверждения позитивных значений. Его трактовка близка совр. западному пониманию роли понятия как смыслового значения термина: в понятии объекты реальности выделяются из нек-рой предметной области и собираются в класс. Шантаракшита в «Таттва-санграхе» реинтерпретировал А., приблизив толкование операции обозначения концепции мимансака Кумарилы.

А. затрагивает множество логич., эпистемолог, и метафизических проблем, поэтому широко дискутировалась в Индии представителями всех религ.-филос. школ.


Лит.: Apohasiddhi of Ratnakïrti / Ed. and transi, by D. Sharma // SharmaD. The Differentiation Theory of Meaning in Indian Logic. The Hague-Paris, 1969; MatilalB.K. Epistemology, Logic and Grammar in Indian Philosophical Analysis. Mouton, 1971 (new ed. Oxf., 2005); Tripathi Ch.L. The Role of apoha in Dignäga's Theory of Knowledge // East and West. 1975. No. 25. P. 455^70; HattoriM. Apoha and Pratibhä // Sanskrit and Indian Studies. Vol. 2. Essays in Honour of D.H.H. Ingalls. Dordrecht, 1980. P. 61-73; Hayes R.P. Dignäga on the Interpretation of Signs // Studies of Classical India. Vol.9. Dordrecht, 1988; Dreyfus G.BJ. Recognizing Reality: Dharmakïrti's Philosophy and Its Tibetan Interpretations. Albany, 1997 (SUNY Series in Buddhist Studies); Tillemans T.J.F. On the So-called Difficult Point of the Apoha Theory // Scripture, Logic, Language: Essays on Dharmakïrti and His Tibetan Successors. Bost, 1999. P. 209-246; Маркин В.И. Понятие // Новая философская энциклопедия. В 4 т. М., 2000-2001. Т. 3. С. 285.

H.A. Канаева

Источник - энциклопедия Философия буддизма - Российская академия наук Институт философии / Редакционная коллегия: M. Т. Степанянц (ответственный редактор), В.Г.Лысенко (заместитель ответственного редактора), С.М.Аникеева, Л.Б.Карелова, А.И.Кобзев, А.В.Никитин, A.A. Терентьев




Яндекс.Метрика