Арьядэва

Арьядэва (санскр. Äryadeva — Божественно благородный, III в. н.э.) — буд. мыслитель-мадхьямик. Происходил из южноинд. брахманского рода, последователь Нагарджуны. Внес вклад в филос. дискурс по проблемам вечности, Атмана, времени, существования следствия в причине, в критику доктрин индуистских школ санкхья, вайшеишка, панчаратра и пагиупата (вишнуиты и шиваиты), локаята, а также джайнизма и т.д. Все они названы новыми оппонентами махаяны, поскольку до А. спор шел в осн. с буддистами хинаяны. В связи с этим в его текстах были усовершенствованы методы опровержения доводов идейных противников. Согласно А., истинно-сущее (парамартха-сат), или абсолютное, состояние сознания не может быть постигнуто рассудком и описано в соотносительных категориях, ибо оно вне рождения и смерти, вне мысли и языка, оно единственно реальное, а таковым может быть только пустота (шуньята), к-рая вне субъектно-объектных отношений познания. В мире все пусто и нет ничего, что могло бы быть само по себе, безотносительно к другому. Все производимое причинами и условиями несамостоятельно, пусто, ибо в нем нет самосущего (нихсвабхава). Если бы нечто обладало самосущим, рассуждал А., то оно бы воспринималось существующим без причин и условий, но такого не наблюдается, поскольку все явления включены в бесконечные и безначальные цепи каузальности. Все явленное есть отсутствие собственной природы и наличие взаимозависимой изменчивости.

А. считал, что истинно-сущее можно реализовать практически, опровергая («опустошая») все лжеидеи. Такова задача мадхьямаки как полемич. философии Срединного пути (мадхьяма пратипад). Развитие учения о пустотности (шунья-вада) А. видел в махаянском «пути бодхисаттв», к-рый начинается с устранения из сознания четырех лжеидей: о неизменном среди всеобщей изменчивости, о возможности счастья среди океана страдания, о вечной душе (Атман) среди преходящего мира, о прекрасном среди безобразного. Размышления над ними он называл невежеством. Продвижению по этому пути способствуют особые дхармо-частицы потока сознания, к-рые им делились на «прекращающие пороки» и «развивающие добродетели». Так, согласно его «Шата-шастре» («Сто строф»), первые обеспечивают духовный рост, а вторые его закрепляют. Успеха достигает лишь тот, кто практикует оба вида. К примеру, даяние есть добродеяние, но само по себе оно не устраняет зло. Бодхисаттвой может стать лишь тот, кто удалил из своего ума и порочность, и добродетельность, к-рые в равной мере являются путами сознания. Для тех, кто отстранился от всех мнений, не нужно и само учение о пустотности (шуньявада).

Согласно А., «путь бодхисаттвы» равноценен поведению настоящего мудреца в жизни, к-рый не испытывает ни привязанности, ни отвращения ко всему взаимозависимому и поэтому иллюзорному (майя). Как прозрачный кристалл становится цветным, отражая цвета, так и ум (читта) окрашивается воображением (викальпа; см. Кальпана), а без него он чист. В Китае «Шата-шастра» (кит. «Бай лунь») — осн. источник, на к-ром основывалась школа саньлунь (саньлунь-цзун, «школа трех трактатов»). Тибетцы причисляют А. к «шести драгоценностям» буд. философии наряду с Нагарджуной, Асангой, Васубандху, Дигнагой и Дхармакирти.


Лит.: Tucci G. Pre-Dignäga Buddhist Texts on Logic from Chinese Sources. Bar., 1929; Gokhale V. The Hundred Letters. A Mädhyamaka Text by Äryadeva. Heidelberg, 1930; LangK. Äryadeva's Catuhsataka. Copenhagen, 1986.

В.П. Андросов

Источник - энциклопедия Философия буддизма - Российская академия наук Институт философии / Редакционная коллегия: M. Т. Степанянц (ответственный редактор), В.Г.Лысенко (заместитель ответственного редактора), С.М.Аникеева, Л.Б.Карелова, А.И.Кобзев, А.В.Никитин, A.A. Терентьев




Яндекс.Метрика