Бодхисаттва

Бодхисаттва (санскр. bodhisattva, пали bodhisatta — «существо, [предназначенное к] просветлению», тиб. джанчуп семпа, кит. пуса, яп. босацу) — в традиц. буддизме и буддизме махаяны лицо, принявшее решение стать буддой, чтобы достичь нирваны и помочь др. существам выйти из безначальных реинкарнаций (см. Сансара) и страданий (см. Духкха). Альтруистич. идеал Б., к-рый «задерживается» в сансаре ради того, чтобы помочь другим, противостоит двум другим, более эгоцентрич. ориентирам буддиста — достижению состояний архата и пратьекабудды, стремящихся преимущественно к собственному освобождению.

В «ортодоксальном» буддизме тхеравады имидж Б. занимает почетное, но сравнительно маргинальное положение. Б. были только бывшие будды, коих насчитывается 24. Последним из Б. был исторический Будда Шакьямуни, но ожидается еще пришествие будды грядущего мирового порядка — Майтреи. На этом пути будущие будды культивировали все необходимые «совершенства» (парамиты), а также сострадание к живым существам (каруна) и сорадование им (майтри). В палийском собрании джатак описываются многочисленные подвиги самопожертвования Будды в его прежних рождениях (напр., знаменитая история о том, как Будда кормил голодную тигрицу, отрезая мясо от собственного тела), часто явно противоречащие декларируемой буддистами же ориентации на Срединный путь балансирования между любыми крайностями.

В махаяне идеал Б. становится приоритетным и определяющим (недаром другое ее название боддхисаттваяна — «путь (колесница) Б.»). Его реализация возможна уже не только для 24 будд, но и для каждого буддиста, что получает «космологич.» подкрепление: число Б., как и будд, мыслится бесконечным, и они населяют не только земной, но и небесные миры. Будущий Б., к-рым может быть не только человек, но и др. существо, дает однажды великий обет достичь просветления и извлечь все существа из круговорота сансары. В поэме Шантидэвы «Бодхичарья-аватара» (VIII в.) Б. торжественно обещает себе использовать накопленную им «заслугу» (пунья) для облегчения страданий живых существ (передача своей заслуги в традиц. буддизме была онтологически немыслимой), служить лекарством, врачом и сиделкой всем, кто еще не избавился от болезней сансары, быть защитником нуждающихся в защите, проводником блуждающих в пустыне, кораблем, пристанью и мостом для ищущих берега в море сансары, светильником слепых, ложем уставших и слугой всех нуждающихся (Ш.6-7, 17-18).

Длительность пути Б. исчисляется мировыми периодами. Он должен достичь десяти совершенств-ияромшя, a нек-рые классификаторы вменяют ему также обретение 37 начал просветления, в числе к-рых четыре состояния внимания, четыре сверхспособности и пять сверхсил. Еще один признак махаянского Б. — культивирование созерцания пустотности (шуньята) всего сущего, к-рое мыслится необходимым условием сострадания, но на деле оказывается условием и его «снятия»: поскольку все сущее пусто и преходяще и некого и нечего почитать или порицать, то нет ни радости, ни страдания, а потому и того, что следует любить или ненавидеть: «Ищите их, — увещевает тот же Шантидэва, — и вы их не найдете!» (IX. 152-153).

Б. занимают весьма значительное место в пантеоне центральноазиатской и дальневосточной махаяны и включают ряд учителей буддизма (начиная с Нагарджуны и Асанги), но преимущественно это мифологич. персонажи, главных из к-рых насчитывается от восьми до десяти (наиболее популярны Авалокитешвара, Манджушри, Ваджрапани, Кшитигарбха).

Иерархия ступеней лестницы достижений Б. расписывается в праджняпарамитских текстах (см. Праджняпарамиты сутры), в «Лалита-вистаре» (III—IV вв.), в «Махаяна-сутра-аланкаре» (гл. XX, XXI), но специализированным трактатом на данную тему была «Дашабхумика-сутра» («Наставление о десяти уровнях»), составленная в школе протойогачары, вероятно, в III-IVBB., где иерархизируются уровни совершенства того, кто следует «путем Б.», каждый из к-рых соотносится с соответствующим «совсршенствомуу-парамитой. Это позволяет составителю текста систематизировать практически все учение махаяны («ступеньки» излагаются Б. Ваджрагарбхой в ответ на просьбу Будды поведать о них присутствующим). На 1-й ступени — «радостной» (прамудита)— начинающий Б. овладевает совершенством щедрости (дана). Он доверяет буддам, печется о всех, прилежен в изучении Дхармы; его щедрость «нематериальная», ибо он сострадает живым существам, к-рые не заботятся о своем освобождении, и он готов пожертвовать ради них своими женами, детьми, членами тела, здоровьем и самой жизнью, ликуя из-за своего превосходства над другими.

Далее следует 2-я ступень — «незагрязненность» (вимала), — на к-рой адепт овладевает совершенством нравственности (шила), идентичным «профессиональному» освоению самодисциплины по методу классич. Восьмеричного пути (по- следний включается, т.о., в виде частного случая в иерархию достижений в махаяне). «Незагрязненность» означает освобождение от нечистоты аффектов. На 3-й ступени — «лучезарной» (прабхакари) — будущий Б. становится «светильником учения», способным к уразумению сокровенных умозрительных истин. Здесь он овладевает совершенством терпения (кшанти), ибо денно и нощно упражняется в изучении махаянских сутр. Он становится экспертом в четырех нормативных медитациях и достигает «обителей Брахмы» (здесь в систему махаяны включается уже главное индуистское божество), развивая поэтапно благость, сострадание (каруна), сорадование (майтри), бесстрастие, и уже начинает излучать свет в небесных пределах.

4-я ступень — «пламенная» (арчшимати) — позволяет адепту созерцать истинную природу всех существ и населяемого ими мира. В его «огненном» видении отражаются преходящесть сущего и значение освобождения, и он бросает прощальный взгляд на остатки ложных воззрений, прежде всего связанных с представлением о своем «я». Здесь он овладевает совершенством мужества (вирья), ибо окончательно укрепляется в истинной вере в «три драгоценности» (триратна) буддизма — Будду, учение и общину.

5-я ступень так и называется — «чрезвычайно трудно достижимая» (судурджая), ибо только теперь можно постичь различие истины конвенциональной (самврити-сатья) и абсолютной (парамартхика-сатъя) и, соответственно, конечную пустотность всего сущего (см. Две истины). Поскольку адепт старается о благе живых существ, созерцая их преходящесть и одновременно сущностную «освобожденность», эта ступень соотносится с освоением совершенства медитации (дхьяна). 6-я ступень получила назв. «перед лицом [полной ясности]» (абхимукхи), ибо на данной стадии адепт становится экспертом в совершенстве истинного познания (праджня). Он видит глубинное единство сансары и нирваны и знает, что все вещи суть «только-сознание».

На 7-й ступени — «далеко распространяющейся» {дурамгама) — адепт становится уже настоящим Б. Он может войти в паринирвану, но медлит ради освобождения др. существ, предпочитая ей «активную нирвану» {апратигитхита-нирвана). Сейчас он овладевает сразу двумя новыми совершенствами: умением использовать любые стратагемы (упая) ради помощи «сансарным» существам и способностью передавать им свой запас «заслуги» (пунья).

8-я ступень — «недвижимая» (ачала), ибо Б. неколебим в своей решимости действовать в этом мире ради освобождения др. существ. Соответствующим совершенством является поэтому верность великому обету (пранидхана). Теперь Б. может принимать любой внешний облик ради помощи др. существам.

На 9-й ступени — «благочестивого размышления» (садхумати) — Б. использует весь свой интеллектуальный потенциал для проповеди Дхармы. Здесь реализуется совершенство всемогущества (бала), проявляющееся также в постижении Б. магич. формул (дхарани), этих «словесных талисманов», к-рое он передает дальше ищущим освобождения.

10-я ступень — «облако учения» (дхарма-мегха) — превращает адепта уже в небесного Б. Он восседает, как «освященный», на небе, на великом лотосе, и его тело излучает особый свет. Соответствующее совершенство — полнота знания, а с облаком он сравнивается потому, что, подобно тому как оно проливает дождь, он, распространяя свои лучи на землю, смягчает печаль и страдание живых существ. На этой ступени Б. становится уже Майтреей, к-рый ожидает своего часа на небе Тушита, чтобы явиться на землю новым буддой. Так восхождение адепта, начавшееся с ликования по поводу превосходства над «обычными людьми», завершается полнотой самообожествления и претензией на восседание на небесных престолах. А это и составляет реальную цель практики махаяны, средствами осуществления к-рой служат все перечисленные совершенства-ияромшяы.

Символика ступеней на «пути Б.» нашла отражение и в буд. зодчестве. Так, знаменитый храм архитектурного комплекса Боробудур (Центр. Ява), датируемый VII-IX вв., состоит из основания (символизирующего мир), над к-рым надстроены шесть квадратных платформ (первые уровни совершенства), а над ними — три круглые платформы (высшие уровни совершенства), к-рые завершаются ступой (последняя ступень «небесного Б.»). Последовательность ярусов совершенства должна внушать мысль каждому адепту, что он, если только будет правильно работать с хорошими «учебными пособиями», может, начав с щедрости, мало-помалу увеличивать свои «заслуги» и стать еще одним, новым божеством. Поэтому с т.зр. религиоведческой компаративистики буд. «линейная» иерархия ступеней совершенства может рассматриваться как инверсия христианского пути восхождения (изложенного также в иерархической последовательности добродетелей, напр, в «Лествице» Иоанна Синайского), где считается, что реальные достижения обратно пропорциональны «ступенькам» самооценки, а эйфорические состояния прямо пропорциональны объему человеческого падения.


Лит.: DayalR. The Bodhisattva Doctrine in Sanskrit Buddhist Literature. L., 1932; The Bodhisattva Doctrine in Buddhism / Ed. by L.S. Kawamura. Calgary, 1981; Игнатович A.H. Десять ступеней бодхисаттвы (на ма- териале сутры «Цзиньгуанмин цзуйшэ ванцзин») // Психологические аспекты буддизма. Новосиб., 1986.

В.К. Шохин

В пантеон махаяны в качестве Б. включены реально существовавшие люди, среди них — инд. учители и теоретики буддизма, основатели тиб. школ. Но гл. роль в махаяне играют чисто мифологические Б., имена к-рых встречаются уже в самых ранних сутрах. В «Саддхармапундарика-сутре» упоминаются 23 Б., в «Вималакирти-нирдеша-сутре» — более 50. В лит-ре махаяны, особенно тибетской, часто приводится список из «восьми великих Б.»: Манджушри, Ваджрапани, Авалокитешвара, Кшитигарбха, Сарваниваранавишкамбхин, Акашагарбха, Майтрея, Самантабхадра; к ним иногда прибавляют Махастхамапрапту, представляющего мудрость Будды, и в иконографии вместе с Авалокитешварой они располагаются соответственно справа и слева от Амитабхи. Мифологические Б. связаны с определенными буддами (напр., Авалокитешвара выступает как эманация Амитабхи), представляя собой их активный аспект. В ваджраяне каждому из пяти дхьяни-будд соответствует определенный Б. Т.о., мифологические Б. не обязательно прошли «путь бодхисаттвы», иногда они скорее эманации будд.


См. Панча-марга — даша-бхуми.
Лит.: The Jewel Ornament of Liberation / Tr. and annot. by H.V. Guenther. L., 1959; Сутра о бесчисленных значениях. Сутра о цветке лотоса чудесной Дхармы. Сутра о постижении деяний и Дхармы бодхисаттвы Всеобъемлющая Мудрость / Пер. с кит., коммент. и подгот. изд. А.Н. Игнатовича. М., 1998; Андросов В.П. Буддизм Нагарджуны. М., 2000.

Л.Э. Мялль

Источник - энциклопедия Философия буддизма - Российская академия наук Институт философии / Редакционная коллегия: M. Т. Степанянц (ответственный редактор), В.Г.Лысенко (заместитель ответственного редактора), С.М.Аникеева, Л.Б.Карелова, А.И.Кобзев, А.В.Никитин, A.A. Терентьев




Яндекс.Метрика