Будда Шакьямуни

Будда Шакьямуни (санскр. Buddha Säkyamuni, «пробужденный отшельник из рода Шакьев», кит. Шицзямоуни, яп. Сяка буцу; ок. VI-IV вв. до н.э.; род. в Лумбини, совр. округ Рупандехи, Непал, ум. в Кушинагаре, респ. Маллов, царство Магадха, совр. шт. Уттар-Прадеш, Индия) — религ. титул основателя буддизма царевича из рода Шакьев Сиддхартхи Гаутамы. Даты его рождения, пробуждения и смерти (парииирваны; см. Нирвана) в разных буд. традициях определяются по-разному. Согласно сингальским «длинным» хроникам, Б.Ш. родился в 624 и достиг паринирваны в 543 (544) до н.э. (в соотвествии с этой датой, официально признаной ЮНЕСКО, в 1956 праздновалось 2500-летие буддизма). По версии яп. буддистов, опирающейся на «короткие» хроники и поддерживаемой нем. ученым X. Бехертом, Б.Ш. жил с 448 по 368 до н.э. Большинство совр. ученых придерживаются датировки, опирающейся на греч. свидетельства о коронации Ашоки, между 566 и 486 гг. до н.э. Исторически правдоподобным считается, что будущий Б.Ш. появился на свет в местечке Лумбини, у подножия Гималаев, в семье, принадлежавшей к сословию воинов (кшатриев), женился в 16 лет, но довольно поздно обзавелся ребенком. В 29 лет, испытав разочарование в светской жизни, он, против родительской воли, вступил на стезю отшельника и начал обучение у известных аскетов своего времени Алары Каламы и Удраки Рамапутры. Первые его попытки достичь «пробуждения» оказались неудачными, но позже, создав свое учение, он проповедовал его в течение 45 лет и умер от несварения желудка в возрасте 80 лет. Все эти сведения в большей или в меньшей степени совпадают в буд. источниках разных направлений. Хотя буддисты тхеравады считают, что Б.Ш. говорил на пали, ученые полагают, что его языком был магадхи (один из разговорных пракритов, распространенных на территории гос-ва Магадха).

В палийской Сутта-питаке (см. Типитака) жизнь Б.Ш. описывается с того момента, когда он, достигнув «пробуждения» (бодхи), решил проповедовать свое учение. Сутты содержат сведения об обстоятельствах его проповеднической деятельности, географии его перемещений по Индии (упоминается 173 населенных пункта, в т.ч. 10 городов), о его слушателях и собеседниках. Известно, что среди 150 человек, вступивших в общину, были 39 брахманов, 28 кшатриев, 21 выходец из «почтенных семей», 8 из «семей низкого происхождения», 8 бродячих отшельников-паривраджаков преимущественно брахманского происхождения (можно предполагать, что большинство последователей Б.Ш. были брахманами). Будда не был соц. реформатором, не критиковал существующие порядки и не осуждал богатство и богачей. Он считал более важным отказ от привязанности к собственности, чем просто ее отсутствие по бедности. Среди мирских последователей Б.Ш. были разбогатевшие куртизанки и купцы, преподносившие общине дорогие подарки. В более поздней лит-ре появляются полные описания жизненного пути Б.Ш. Самые известные из них — «Лалита-вистара», «Буддачарита», «Махавасту», «Нидана-катха», к-рые представляют собой агиографии, со свойственными этому жанру гиперболизацией описываемой личности, подчеркиванием предначертанности ее призвания, привлечением сказаний и легенд устной традиции (в Индии это были джатаки — рассказы о перерождениях; см. «Джатакамала»).

Согласно этим легендам, будущий Б.Ш., прежде чем родиться сыном правителя Шакьев, перерождался в общей сложности 550 раз (83 раза святым, 58 раз царем, 24 раза монахом, 18 раз обезьяной, 13 раз торговцем, 12 раз курицей, 8 раз гусем, 6 раз слоном, а также рыбой, крысой, плотником, кузнецом, лягушкой, зайцем и т.д.). Наконец, боги решили, что ему пришло время воплотиться в человека, к-рый спасет мир, и что это рождение будет последним перед его уходом в нирвану. Мать будущего Б.Ш., Майя, увидела в пророческом сне, как в ее бок вошел прекрасный белый слон. В мае (месяц весак по инд. календарю), направляясь из Капилавасту, столицы Шакьев, в Девадаху, где жили ее родители, Майя родила сына. Ребенок появился на свет необычным способом, выйдя из бока своей матери (в Индии считалось, что великие святые появляются на свет чудесным способом, чтобы избежать страданий, связанных с рождением). Тридцать два знака «великого мужа», обнаруженные у младенца (золотистая кожа, знак колеса на ступне, широкие пятки, сросшиеся брови, длинные пальцы рук, длинные мочки ушей и др.), были истолкованы придворными жрецами как предзнаменование того, что новорожденный может стать либо чакравартином, могущественным правителем, устанавливающим на земле праведный порядок, либо великим отшельником. Майя скончалась на седьмой день после рождения сына, и мать мальчику заменила ее сестра, Махапраджапати Готами. Отец Шуддходана, мудрый и справедливый правитель клана Шакьев, видел в сыне своего преемника и желал, чтобы тот пошел по первому пути. Однако аскет Асита Девала, призванный ко двору по случаю чудесного рождения наследника, предсказал ему второй путь.

Царевичу дали имя Сиддхартха («Тот, кто реализовал цель»). Чтобы предсказание аскета не сбылось, царь создал во дворце атмосферу вечного праздника, устранив любые намеки на горести и страдания, возможные в этом мире. Когда царевичу исполнилось 16 лет, он женился на своей двоюродной сестре Яшодхаре. Через 13 лет у них родился сын, названный Рахула («Путы»). Тяготясь своим праздным образом жизни, царевич три раза тайно покидал дворец. Во время первого выхода в город он встретил больного и понял, что в мире есть уродующие человека недуги. Во второй раз он увидел старика и понял, что молодость не вечна. В третий раз он встретил похоронную процессию, к-рая помогла ему осознать бренность человеч. жизни. По нек-рым версиям, произошла и четвертая встреча — с отшельником, что навело его на мысль о возможности преодолеть страдания этого мира уединенным и созерцательным образом жизни. Т.о., легенда показывает, что будущему Б.Ш. открылось не только реальное положение вещей, но и выход из него. Здесь можно усмотреть типичный пример буд. оптимизма: решение приходит только в ситуации крайнего экзистенциального кризиса, для выхода из к-рого необходимо отказаться от прежних представлений. Подобный же кризис впоследствии привел Б.Ш. к «пробуждению», а потом и к решению проповедовать свое учение (Дхарму) всем людям без различия происхождения, что и положило начало буддизму.

Когда царевич решился на великое отречение, ему исполнилось 29 лет. Оставив близких и отказавшись от роли правителя, он, под именем отшельника Гаутамы, отправился в Раджагриху (совр. Раджгир), столицу Магадхи, правитель к-рой Бимбисара, очарованный аристократической внешностью и умом молодого отшельника, пригласил его разделить с ним трон. Гаутама вежливо отказался, предпочтя уроки медитации Алары Каламы и Удраки Рамапутры. Однако, овладев методами медитации и даже превзойдя в ней своих знаменитых учителей, он так и не испытал духовного пробуждения. Оставался еще один известный и, пожалуй, самый популярный среди отшельников того времени способ — аскеза. Вместе с пятью другими отшельниками Гаутама предался самому суровому самоограничению, дошел до крайнего истощения, но все равно не смог достичь пробуждения. В результате этого уже второго в его жизни экзистенциального кризиса он принял смелое решение прервать аскезу. Его товарищи восприняли это как отказ от духовной практики и в гневе покинули его. Гаутама принял из рук деревенской девушки Суджаты немного приготовленного на молоке риса и сразу восстанавил свои силы. Проведя весь день в саловой роще, к вечеру он устроился у подножия пиппала (Ficus religiosa, к-рый стали называть бодхи деревом) и предался медитации. Сначала его искушал Мара, воплощение основных человеч. пороков. Одолев его, аскет Гаутама вошел в состояние глубокого сосредоточения и в первой половине ночи постиг все свои прошлые рождения, а во второй обрел «божественное око» — способность видеть участь всех живых существ в течение бесчисленных перерождений. В эту ночь полнолуния месяца весок в местечке, известном как Бодх-Гая (совр. Индия), 35-летний Гаутама разрушил омрачения и аффекты и пережил бодхи, высшее духовное «пробуждение», став Буддой. Несколько недель (по разным версиям, 5 или 8) он провел в раздумьях о разных аспектах пережитой им реальности — Дхармы (Истины, Закона, Учения) и о возможности открыть ее людям. Б.Ш. сомневался: смогут ли они понять и принять его учение? По преданию, бог Брахма Сахампати убедил его решиться на проповедь. Охватив мир «оком просветленного», Б.Ш. узрел, что различие между людьми состоит не в их происхождении, а в уровне их духовного развития. Это было принципиальным новшеством, отличающим буддизм от брахманизма с его приверженностью соц. и духовной иерархии сословий (варны), а также от более поздних национально или этнически ориентированных религий, считающих, что «правильная» вера зависит от принадлежности к «правильному народу».

Приняв решение проповедовать Дхарму, Будда сначала искал тех, кому он мог бы ее поведать с большой вероятностью быть понятым. Поскольку его наставники по медитации уже умерли, он разыскал отшельников, с к-рыми занимался аскетич. практикой, и объявил им, что стал архатом, полностью пробужденным (самъяк-самбодхи). Однако они не поверили ему, считая, что к пробуждению может привести только крайняя аскеза. Исчерпав все логич. доводы, Б.Ш. в отчаянии воскликнул: «Признайте, что я никогда не говорил ничего подобного!» Зная его честность и искренность, отшельники поняли, что он говорит правду, и согласились его выслушать. Именно перед ними Б.Ш. и произнес свою первую проповедь о Четырех благородных истинах, получившую название «Поворот колеса дхармы» (дхамма-чакка-паваттана). Это произошло в местечке Исипаттана (совр. Сарнатх, Индия), которое стало одним из важных мест паломничества в буддизме; на этом месте имп. Ашока возвел ступу. Пять аскетов становятся первыми учениками Б., положив начало сангхе (букв, «сообщество») — буд. общине. С ними он проводит неск. месяцев в Варанаси (Бенаресе), где к сангхе присоединяется некий Яса, юноша из состоятельной семьи, а его родственники, их друзья и знакомые становятся первыми мирскими последователями Б.Ш.

Обстоятельства кончины Б.Ш. подробно описаны в «Махапариниббана-сутте» (пали, санскр. Махапаринирвана-сутра; Дигха-никая; см. Типитака). Б.Ш. говорит своему любимому ученику Ананде, что он — старый и усталый человек, чей земной путь подходит концу, но при этом намекает, что мог бы при желании продлить свое существование на еще одну кальпу. Ананда, к-рого традиция упрекает в излишней эмоциональности, упускает момент, чтобы попросить Учителя остаться. Событием, послужившим непосредственной причиной смертельного недуга Б.Ш., было угощение, предложенное неким кузнецом Чундой в местечке Кушинагара. В текстах это блюдо называется сукара-маддава (букв, «мягкие части свиньи»). По правилам, существовавшим в сангхе времен Б.Ш., монахи должны были есть все, что им подают, даже мясо (одако им запрещалось просить мяса или питаться мясом, специально для них приготовленным). Смерть Б.Ш. от употребления в пищу несвежей свинины, хотя ей и пытались придать характер самопожертвования (Б.Ш. попросил Чунду накормить монахов др. пищей, а это сомнительное угощение оставить ему), плохо вписывалась в контекст «возвышенного» образа Первоучителя. Поэтому последнее блюдо Б.Ш. — сукара-маддава получило «вегетарианское» толкование: «мягкая пища свиней» — считается, что это трюфели. Перед окончательным уходом (паринирвана) Б.Ш. попросил местных жителей заняться похоронными церемониями. Любые проявления эмоций — рыдания, скорбные лица, жесты и пр. были, с его т.зр., признаком омраченности, подверженности страстям. Братья-монахи должны были использовать смерть Учителя как уникальный объект медитации, и многие из них действительно обрели пробуждение и стали архатами. Тело Б.Ш. было кремировано, а его останки (зубы и кости) были распределены между разными буд. общинами тогдашней Индии и стали предметом культа для простых верующих. Монахи же получили в наследство Дхарму — особый опыт Б.Ш. и путь к нему.

Совершенно очевидно, что жизнеописание Б.Ш. является важным элементом буд. учения. Выводы нек-рых ученых о его «неисторичности» и «мифологичности» (напр., франц. ученый Сенар считал его вариацией на тему солярного мифа) нисколько не умаляют его значения для понимания буд. мысли. Жизнь Будды призвана была служить иллюстрацией важнейших положений буддизма о «срединности»: путь между крайностями гедонизма (жизнь во дворце отца) и аскетизма (период жесткого самоограничения), об ориентации на практику спасения и о важности личного опыта. Во все поворотные моменты своей жизни Б.Ш. шел «против течения»: сначала против воли отца, потом против норм и правил сообщества отшельников. В традиции тхеравады существует легенда о том, что в ночь пробуждения, когда Б.Ш. готовился к решающему «погружению» в медитацию, он опустил миску, из к-рой только что принял трапезу, в ближайшую речку и решил, что если ему суждено достичь «освобождения», то миска поплывает против течения, если же нет, то по течению. Миска поплыла против течения, и это стало символом буд. пути, к-рый состоит в постоянной борьбе с инерцией тела, ума, общества, неустанном возобновлении духовных усилий.

Согласно традиц. буд. учению, паринирвана Б.Ш. означала полное его исчезновение из всех планов существования. С развитием махаяны назревает потребность «воскресить» Будду. Б.Ш. объявляет, что сказал о своей паринирване из педагогич. соображений, чтобы его последователи не теряли внутр. собранности, рассчитывая на его помощь. На самом же деле он вечен и по необходимости будет появляться в одном из своих «трех тел» (см. Трикая). Главным извечным «телом» Будды объявлялась дхарма-кая — «тело Дхармы/Учения/Закона», «таковость» (татхата), реальность как она есть, вечно пробужденное сознание. Это высшее «тело» может проявлять себя на разных уровнях буд. психокосмоса: на уровне рупа-дхату и арупа-дхату (мира форм и мира не-форм — разные стадии медитации) — как «тело наслаждения» (самбхога-кая), на уровне кама-дхату (мира желаний) — как материальное «превращенное тело» (нирмана-кая). Именно «превращенным телом» считают махаянисты исторического Б.Ш. Т.о., эволюция образа Б.Ш. в истории буддизма заключалась не только в обожествлении историч. личности, но и в деперсонализации и абсолютизации религ. опыта этой личности в символе дхарма-каи.


Лит.: Rockhill W. The Life of the Buddha and the Early History of His Order, Derived from Tibetan Works. L., 1884; KromNJ. The Life of Buddha on the Stupa of Barabudur according to the Lalitavistara Text. The Hague, 1926; Thomas EJ. The Life of the Buddha as Legend and History. L., 1949; BareauA. Recherches sur la biographie du Buddha. Vol. 1-3. P., 1971-1995; NakamuraH. Gotama Buddha. Los Angeles -— Tokyo, 1977; Frauwallner E. The Historical Data We Possess on the Person and Doctrine of the Buddha // Kleine Schriften / Ed. G. Oberhammer and E. Steinkellner. Wiesbaden, 1982; Carrithers M. The Buddha. Oxf., 1983 (12th ed. Oxf., 1996); LamotteÉ. The Buddha, His Teachings, and His Sangha // The World of Buddhism: Buddhist Monks and Nuns in Society and Culture / Eds H. Bechert, R. Gombrich. L., 1984; Reynolds F.E., Hallisey Ch. The Buddha // Buddhism and Asian History / Eds J.M. Kitagawa, M.D. Cummings. N.Y., 1989; Klimheit H-J. Der Buddha: Leben und Lehre. Stuttgart, 1990; Будда. Истории о перерождениях. М., 1991; Bechert H. The Dating of the Historical Buddha. Vol. 1-3. Göttingen, 1991-1997; Zafiropulo Gh. L'illumination du Buddha: Essais de chronologie relative et de stratigraphie textuelle. Innsbruck, 1993; Жизнь Будды// Герольд А. Ф. Жизнь Будды. Корягин К.М. Сакья-муни. Олъденбург С.Ф. Жизнь Будды, индийского учителя Жизни. Алмазная сутра/ Пер. и коммент. Е.А. Торчинова. Новосиб., 1994; Андросов В.П. Будда Шакьямуни. М., 2001. SchumannH.W. The Historical Buddha: The Times, Life, and Teachings of the Founder of Buddhism. D., 2004.
См. также ст.: Будда; Трикая.

В.Г. Лысенко

Источник - энциклопедия Философия буддизма - Российская академия наук Институт философии / Редакционная коллегия: M. Т. Степанянц (ответственный редактор), В.Г.Лысенко (заместитель ответственного редактора), С.М.Аникеева, Л.Б.Карелова, А.И.Кобзев, А.В.Никитин, A.A. Терентьев




Яндекс.Метрика