«Чатух-пратисарана-сутра»

«Чатух-пратисарана-сутра» (Catuhpratisaranasütra, «Дискурс о четырех опорах надежности») — авторитетный во всех направлениях буддизма постканонич. текст сарвастивады, как считается, позднего происхождения. В нем формулируются четыре принципа, на к-рые должно опираться понимание и толкование священных буд. текстов; следует полагаться на 1) учение, а не на учителя, или на природу вещей, а не на мнение человека; 2) на смысл или цель текста (артха), а не на его букву (въянджана); 3) на те отрывки, в к-рых Дхарма выражена прямо (нитартха), а не на те, к-рые еще нужно подвергать интерпретации (неяртха)\ 4) на понимание посредством интуиции (джняна), а не с помощью дискурсивной мысли (виджняна).

1-й принцип подводит основание под четыре опоры аутентичности из «Маха-падеса-сутты»: чтобы удостоверить учение в качестве «слова Будды» (буддха-вачана), недостаточно того, чтобы оно было произнесено самим Буддой и др. авторитетными людьми, важно, чтобы оно согласовывалось с Дхармой и Винаей. Приверженность доктрине не должна зависеть от приверженности личности, пусть даже такой авторитетной, как Будда Шакьямуни. Надежно только то, что человек знает на собственном опыте, — о чем размышлял, что видел, что испытал. Если у него пока нет опыта, то он может довериться авторитету Учителя, но доверия или вера (пали саддха, санскр. шраддха) без собственного опыта не приведут его к цели.

2-й принцип устанавливает приоритет смысла или содержания над формой, попутно признавая возможность многообразия форм для выражения одного и того же смысла. Однако это не значит, что форма неважна: если форма неправильная, то нет надежды добраться до смысла. Совершенное учение должно быть безупречно не только по содержанию, но и по форме. В буд. текстах о Дхарме часто говорится, что она «хороша в начале, в середине и в конце; [ее] значение совершенно и буква совершенна». Качество наставника обычно оценивается и по владению содержанием, и по отточенности формулировок.

Тема соотношения формы и содержания развивается в разных др. текстах. Напр., в «Ланкаватара-сутре» сказано, что не следует понимать смысл в соответствии с буквой, поскольку буква не связана со смыслом сущностно, букв, понимание уподобляется ситуации, когда кто-то смотрит на указующий палец, а не на предмет, на к-рый этот палец указывает.

3-й принцип демонстрирует гибкость и контекстуальность буд. герменевтики, поскольку позволяет каждой школе устранить противоречия, по-своему устанавливая соотношение текстов, доносящих свой смысл «прямым путем» (нитартха), и текстов, нуждающихся в толковании (неяртха). В сутре не рекомендуется отрицать принадлежность текстов неяртха «слову Будды» только на том основании, что они не поддаются прямому толкованию (нитартха). Если кто-то так делает, то он пренебрегает истинным учением (саддхарма). Признается, что критерии отличия неяртхи от нитартхи носят субъективный характер. В случае нитартхи речь идет о большей понятности и прозрачности, случай же неяртхи — это ситуация, когда в результате применения «искусных средств» (упая каушалья) вещи, к-рые на первый взгляд кажутся неправильными, оказываются правильными. Напр., в одном тексте сказано о добродетели подаяния (дана), что очевидно (нитартха); в др. тексте о добродетельности даяния говорится в отношении учения, что требует объяснения (неяртха), поскольку учение обычно понимается как нематериальная вещь, но по размышлению можно прийти к выводу, что и учение может быть предметом даяния. Когда Будда отсылает к «не-я» (анатман) — это нитартха, но, когда он упоминает индивида (пудгала) — «я» в выражении «Будьте сами себе светильниками» и т.п., — это требует истолкования (неяртха), состоящего в том, что Будда в педагогич. целях прибегает к словам обычного языка, но не позволяет им «сбить себя с толку» (т.е. заставить поверить в реальность обозначаемых ими реалий, в данном случае — неизменного атмана).

4-й принцип, выдвигающий на первый план интуитивное постижение, отнюдь не отрицает значение дискурсивного понимания. Согласно традиции, понимание (праджня) возникает из слушания (шравана-майя), размышления (чинта-майя) и медитативной реализации (бхавана-майя). Понимание, возникающее из слушания, основано на доверии к личности и слову Учителя, его объектом является буква, т.е. само слово. Понимание, основанное на размышлении, имеет объектом смысл слова. Обе эти формы понимания относятся к дискурсивному мышлению (виджняна) — эмпирическому (лаукика) и подверженному омрачениям (са-асрава). Только 3-я форма — непосредственное проникновение в реальность — свободна от омрачений, безупречна и трансцендентна (локоттара).


Лит.: Lamotte Е. La critique d'authenticité dans le bouddhisme // India Antiqua [Vogel Festschrift]. Leiden, 1947. P. 213-222; id. La critique d'interprétation dans le bouddhisme // Annuaire de Plinstitut de philologie et d'histoire orientales et slaves. IX. 1949. P. 341-361.

В.Г. Лысенко

Источник - энциклопедия Философия буддизма - Российская академия наук Институт философии / Редакционная коллегия: M. Т. Степанянц (ответственный редактор), В.Г.Лысенко (заместитель ответственного редактора), С.М.Аникеева, Л.Б.Карелова, А.И.Кобзев, А.В.Никитин, A.A. Терентьев




Яндекс.Метрика