Эйсай

Эйсай 栄西, Мёамбо Эйсай 明菴房栄西 (1141, пров. Биттю, совр. преф. Окаяма, — 1215, храм Кэнниндзи в г. Хэйан, совр. Киото) — яп. мыслитель, основатель школы риндзай-сю. Учился в школах тэндай-сю и сингон-сю. В 1164 и 1187-1191 побывал в Китае, где учился у наставников школы линьцзи-цзун. В Японии Э. начал проповедовать дзэн-буддизм в пров. Тикудзэн, затем в столице, а с 1194 — при ставке военного правительства в Камакуре. При поддержке воинской знати Э. основал в Камакуре храм Дзюфукудзи, а затем в столице — храм Кэнниндзи. Наряду с дзэн Э. изучал «тайное учение» (миккё) школ тэндай и сингон. В «Рассуждении о распространении созерцания для защиты страны» («Кодзэн гококу-рон», 1199) Э. отвечает на обвинения монахов старых школ в том, что дзэн пренебрегает письм. источниками учения и отвергает обряды. По Э., практика «созерцания» (дзэн) имеет как внутреннюю цель (обретение нирваны), так и внешнюю — выявление присущей людям мудрости, что полезно для защиты государства. Э. критикует школу нихон дарума за то, что она полагает, будто дзэн-буддизм дозволяет нарушать заповеди и пренебрегает сострадательным подвижничеством. Из установки дзэн-буддизма на «пустоту», по Э., не должно следовать презрение к книгам, мирским законам и монашеским уставам. На самом деле дзэн-буддизм не отвергает сутр и трактатов прежних наставников, но лишь избегает опираться исключительно на них. «Великую пустоту» Э. отождествляет с человеческим «сердцем», оно же «чудесная сердцевина нирваны», «истина в первом значении», «истинный облик мудрости», «сокровищница ока правильной Дхармы», и оно же — «изначальное дыхание-г/w» (гэнки), мировая первооснова по учению даосов. «Сердце» для Э. — единственный источник и единственный предмет истинного знания. Цель подвижника дзэн-буддизма — постичь собственное «сердце», тождественное «сердцу» любого другого существа, вещи и мира в целом. В «Записках о питии чая для питания жизни» («Кисса ёдзё ки», 1214) Э. соединяет учение о «созерцании» с «тайным учением» (миккё), даос, искусством продления жизни и кит. учением о первоначалах. Горький вкус чая соответствует «сердцу» — и как познающему, и как телесному. Органы тела и вкусы соотносятся с пятью буддами, с бодхисаттвами и т.д. Вкушение любой еды или напитка понимается как «принятие дара» (кадзи) от одного из пяти будд. Каждый человек в своей повседневной жизни творит обряд, и «питание жизни» означает не только заботу о здоровье и долголетии, но и движение к просветлению.


Соч.: ТСД. Т. 70, № 2293; т. 80, № 2543; Буккё сэйтэн (Священные тексты буддизма). Токио, 1974. С. 485-496; Кисса ёдзё-ки (Записки о питии чая для питания жизни). Токио, 1991; Кодзэн гококу-рон (Рассуждения о распространении созерцания для защиты страны)/ Коммент. Фуруты Сёкина. Токио, 2000.
Лит.: Fame В. The Daruma-Shu, Dogen and Soto Zen // Monumenta Nipponica. 1987. Vol. 42. No. 1 (Spring). P. 25-55; Hübner S. Die Stimme des Dharma: Darlegungen zu Rezitations-Texten der Rinzai- und der Soto-Zen-Schule. Heidelberg-Leiden, 2003; Henning HM Ahnherr oder Schutzheiliger? Das Tönomine-ryakki des Mönches Eisai und der Kamatari- Kult am Tönomine zu Beginn der Kamakura-Zeit. Hamburg, 2005.

H.H. Трубникова

Источник - энциклопедия Философия буддизма - Российская академия наук Институт философии / Редакционная коллегия: M. Т. Степанянц (ответственный редактор), В.Г.Лысенко (заместитель ответственного редактора), С.М.Аникеева, Л.Б.Карелова, А.И.Кобзев, А.В.Никитин, A.A. Терентьев




Яндекс.Метрика