Герменевтика в буддизме

Герменевтика в буддизме — комплекс принципов и методов истолкования высказываний Будды Шакьямуни, нацеленных на понимание разных уровней смысла его учения, или Дхармы. Г. обособилась в спец. отрасль буд. доктрины прежде всего для практической цели: обеспечить буд. адептов наиболее эффективными инструментами извлечения сотериологически релевантного смысла из буд. текстов. Появление и бурное развитие Г. было вызвано рядом уникальных особенностей буддизма: огромным разнообразием текстов, приписываемых Будде, в которых нередко содержатся конфликтующие и даже взаимоисключающие доктрины, ролью фигуры Будды для этой религии и значением «слова Будды» (буддха-вачана). По мере распространения буддизма и пролиферации его лит-ры на разных языках, возникла потребность в выработке толковательных стратегий, чтобы каждая школа и каждое направление могли легитимизировать свой статус по отношению к общебуддийскому наследию.

Роль Будды заключалась не в том, что он «открыл» Дхарму (до него множество пратьекабудд — будд «для себя» — тоже совершили такое открытие, но ограничились лишь собственным спасением), а в том, что он принял решение донести ее до других и поэтому постоянно заботился о том, чтобы его проповедь была понятна самым разным его собеседникам, разговаривая на их языке и используя их систему ценностей. Т.о., «слово Будды» считалось не боговдохновенной вечной истиной, верной для всех времен и народов, а «искусным средством» (упая каушалья), призванным помогать каждому конкретному человеку в его особых жизненных обстоятельствах. Пресекая любой культ своей персоны, Будда всячески подчеркивал свою чисто инструментальную роль «пальца, указывающего на Дхарму», а перед окончательным уходом в нирвану наставлял своих последователей полагаться в их религиозных исканиях не на него, Будду, а лишь на самих себя и Дхарму («Будьте сами себе светильниками! Да будет Дхарма вам светильником!»).

В свете явного приоритета Дхармы перед «словом Будды» последнее приобретает весьма относительный характер и оттого становится почвой для самых разных толкований. Противоречивый характер некоторых высказываний Будды стал связываться последующими авторами с тем, что Будда, руководствуясь прежде всего намерением (абхипрая) помочь своим собеседникам, сообщал им лишь то, что они были в состоянии понять и принять.

Герменевтика в раннем буддизме. Ранние тексты свидетельствуют о том, что Будда заботился о буквальном запоминании его слов. В «Махапариниббана-сутте» (см. «Махапаринирвана-сутра») он дает совет, как поступать в случае, если возникает сомнение относительно переданных по памяти к.-л. из монахов его слов: «Тогда, о монахи, вам следует тщательно изучить эти выражения, и выяснить, встречаются ли они в Сутте, и сравнить их с монастырским уставом. Если, исследовав Супы и сравнив их с Винаей, вы их не обнаружите, тогда вы можете достичь согласия относительно того, что они определенно не являются словами Бхагавана (Будды) и монах неправильно запомнил [слова Будды]. В этом случае вы можете их отбросить» (Самъютта-никая II. 1).

В постканоническом (а для нек-рых школ каноническом) тексте «Нетти-ппакарана» («Путеводитель по интерпретации»), приписываемом Махакаччьяяне, прямому ученику Будды (ему также приписывается др. важный герменевтич. текст тхеравады «Петакопадеса», «Наставление питаки»), речь уже явно идет не о букве, а о духе учения. Спорные слова предлагается сравнить с Суттой, Винаей и проверить на соответствие Дхамме. Этот текст постулирует правила интерпретации не для устной, а для письменной литературной традиции. В нем различаются два смысла слов Будды: ясный, очевидный, выраженный прямо — нитартха, и имплицитный, угадываемый, требующий интерпретации — неяртха. Буд. экзегеты постоянно спорили о том, какие высказывания Будды являются неяртха, а какие — нитартха. Когда слова Будды не поддавались интерпретации в пользу их собственной доктрины, они объявляли их неяртха — «условными», высказанными из педагогич. соображений.

Развитию буд. Г. способствуют и весьма расплывчатые критерии «аутентичности» «слова Будды», явно зависящие от аудитории, к-рой предназначалось это слово (принцип упая каушалья). Напр., в Ангуттара-никае (VIII.53) Будда говорит мирянам: «То, о чем вы знаете, что оно ведет к бесстрастию, а не к страсти, к отстраненности, а не к привязанности, к раздаванию, а не к собиранию, к скромности, а не к гордыне, к удовлетворению, а не к неудовлетворению, к уединению, а не к соединению, к энергичности, а не к лености, к экономности, а не к расточительству, — это — вы можете быть уверены — Учение, это Устав, это слово Будды». В этих критериях нет ничего специфически буддийского. Ситуация меняется, когда Будда беседует с монахами. Согласно «Махападеса-сутте» («Беседа о великих принципах [авторитетности]» — текст принадлежит собранию Дигха-никая), Будда назвал четыре способа, коими можно удостовериться, что то или иное высказывание, ему приписываемое, действительно является «словом Будды» (буддха-вачана). Оно должно быть услышано (по степени авторитетности): 1) от самого Будды; 2) от его учеников; 3) от группы авторитетных старейшин; 4) от одного из старейшин. Подчеркивается, что высказывание должно соответствовать Дхарме и Винае. В «Махапаринирвана-сутре» немного другие критерии: 1) от самого Будды; 2) от махасангхи (большой общины); 3) от группы монахов; 4) от личного учителя. Кроме того, высказывание не должно противоречить остальным положениям Учения. Последнее указывает на большую важность соответствия духу учения по сравнению с его буквой. Буквальное воспроизведение Дхармы не представляло для буддистов исключительной ценности, поскольку сама возможность ее адекватного постижения связывалась не с формальными знаниями буд. текстов, а в конечном счете — с вхождением в то же «пробужденное сознание», в к-ром эти тексты были созданы их авторами и в котором могут создаваться и другие подобные тексты (Л. Мялль назвал такие состояния «текстопорождающим механизмом»).

- Герменевтика в махаяне. С появлением новых текстов — махаянских сутр, также приписываемых Будде, — герменевтич. схема нитартха-неяртха (в смысле противопоставления подлинного прямого смысла условному, педагогическому) стала использоваться в целях апологетики махаянских школ. С т.зр. махаянистов, сутры цикла совершенства мудрости (см. Праджняпарамиты сутры) относятся к 1-й категории, тогда как тексты традиц. буддизма, к-рые они связывали с «узким путем», или хинаяной, — ко 2-й. В нек-рых махаянских сутрах, легших в основу учения мадхьямаки, напр, в «Акшаямати-нирдеша-сутре», предлагается различать нитартху и неяртху по предмету: нитартха — это тексты, трактующие высшую природу реальности как пустоту (шуньята), все остальные — неяртха. В «Самдхинирмочана-сутре», ставшей одним из «писаний» школы йогачара, выдвигается герменевтич. схема «трех поворотов» колеса Дхармы, согласно к-рой подлинным учением Будды, связанным с третьим поворотом колеса Дхармы, является доктрина «только-артикуляций сознания» (виджняпти-матра). Эти и еще более изощренные герменевтич. схемы были использованы и для объяснения нового цикла текстов — тантр, авторство к-рых тоже приписывалось Будде. Если канон традиц. буддизма, содержащий, как считается, «слово Будды», был в общих чертах сформирован к IV-V вв. (см. Типитака), то махаяна известна исключительной пролиферацией своих «священных» текстов (каноны разных буд. традиций составляют многотомные библиотеки), не знающей ни временных, ни пространственных границ. Когда в буд. лит-ре «слово Будды» определяется в конечном счете как «все, что сказано красиво/хорошо (субхашита)», это значит, что на первый план выступает не личность Будды Шакьмуни (поскольку совсем необязательно, что это сказано именно им), а внутреннее совершенство слова, не отличимое от подлинности передаваемого им опыта.

В поздних буд. школах получает распространение сарвастивадинский текст «Чатух-пратисарана-сутра» («Дискурс о четырех опорах надежности»), где формулируются четыре принципа, на к-рые должно опираться толкование священных текстов; следует полагаться: 1) на учение, а не на учителя, или на природу вещей, а не на мнение человека; 2) на смысл или цель текста (артха), а не на его букву (въянджана); 3) на те отрывки, в к-рых Дхарма выражена прямо (нитартха), а не на те, к-рые еще нужно подвергать интерпретации (неяртха); 4) на понимание посредством интуиции (джняна), а не с помощью дискурсивной мысли (виджняна). Махаянисты использовали тексты нитартха (махаянские сутры), чтобы с их помощью понимать тексты неяртха (хинаянские сутры), к-рые, как они считали, созданы Буддой с вполне определенным, но явно не выраженным намерением (сандхая бханита). В ряде текстов Асанги — «Абхидхарма-самуччая», «Махаяна-санграха-шастра» и «Махаяна-сутра-аланкара» — содержится классификация косвенных (абхипрайика) форм речи, к к-рым прибегал Будда. Выделяются четыре скрытых намерения (абхипрая) и четыре импликации (абхисамдхи). Эти термины получают свои определения лишь в достаточно поздних комментариях. Среди намерений упоминаются: 1) намерение выразить сходство (самата-абхипрая) — напр., когда Будда говорит, что он однажды был Випасином, т.е. бывшим Буддой, ввиду недифференцированности дхарма-каи, т.е. «тела Дхармы», то имеется в виду недифференцированное «тело Дхармы», к-рое одинаково и у Будды и у Випасина; 2) намерение сказать о др. времени (кала-антара-абхипрая) — напр., говоря о настоящем или прошлом обете, Будда может иметь в виду будущее перерождение в счастливых землях (Сукхавати); 3) намерение выразить др. значение (артха-антара-абхипрая) — напр., говоря об одной вещи, Будда может подразумевать другую; 4) намерение соответствовать интенции индивида (пудгалашая-абхипрая) — Будда учит разных индивидов в соответствии с их характером.

К категории импликаций относятся: 1) импликация вхождения (аватарана- абхисамдхи), к-рая означает, что наставление о реальном существовании физич. формы повлечет за собой желание слушателей встать на путь махаяны; 2) импликация определяющей характеристики (лакшана-абхисамдхи), к-рая означает, что прямое учение о бессущностности дхарм может иметь несколько уровней косвенного смысла; 3) импликация антидота {пратипакгиа-абхисамдхи) отсылает к использованию той или иной доктрины как противоядия против определенного «омрачения» в индивиде; 4) импликация трансформации {паринама-абхисамдхи) подразумевает превращение нечистого в чистое. Напр., если в тексте сказано: «Убив отца и мать, царя и двух чистых, разрушив царство и его части, некто очищается», комментатор поясняет, что слова, выражающие ужасное преступление, становятся «чистыми» (вишуддхи) путем превращения «убийства матери» и др. в «убийство желания» и проч. Считается, что все высказывания, причисляемые к типу неяртха, могут быть истолкованы в терминах подобных намерений и импликаций.

Будда также прибегает к противоречивым высказываниям и парадоксам (вируддха). Напр., в «Махаяна-санграхе» сказано, что бодхисаттва «практикует подаяние, хотя и ничего не дает». Имеется в виду, что ему нечего дать, поскольку он уже все отдал, но продолжает отождествляться со всеми подающими. Если в тексте говорится, что глубинными атрибутами Будды являются ненависть, гнев и омрачение, то подразумевается, что все существа, пребывающие в сансаре, имеют природу Будды, поэтому они смогут избавиться от этих пороков. Все подобные выражения понимаются как упая — инструменты воздействия на конкретного человека в конкретной ситуации (синопсис комментариев Асанги сделан по статьям: Lamotte 1947, 1949).

Противопоставление прямых форм выражения Дхармы косвенным определяется и более глобальной задачей: воссоздать «инвариант» Дхармы, по отношению к к-рому все слова Будды были бы лишь «вариантами». С этой задачей связаны попытки махаянистов выстроить иерархию уровней смысла текстов: от мирского или самого поверхностного, несущего чисто терапевтич. эффект, через уровни пратипакишки, или противоядия против умственных омрачений, и пратипауришики — направленного на конкретного чел., — к парамартхике, или абсолютной реальности (см. Две истины). Духовный прогресс буд. адепта понимается как восхождение ко все более высоким уровням, т.е. проникновение через более или менее случайную словесную оболочку к единственному сокровенному смыслу. Высший уровень понимания часто ассоциировался с полным преодолением слова как такового, со знаменитым «арийским молчанием», когда «читатель» текста, сливаясь с его «автором», сам становился «пробужденным», т.е. Буддой.

Подобно тому как сущность учения Будды предстает и как явно выраженная (нитартха), и как косвенно указываемая (неяртха), так и сама реальность непосредственно представлена на высшем уровне (парамартха) и опосредованно, метафорически на уровне конвенционального опыта {самвритти). Попытка связать схемы нитартха-неяртха с учением о двух уровнях реальности {парамартха-въявахара) стала важным герменевтич. принципом мадхьямаки, закрепляющим высший статус личной реализации по отношению к дискурсивному постижению. Однако это означает не уход в мистику, а рациональное признание опытного факта, состоящего в том, что реальность как она есть в конечном счете не сводится ни к тому, как мы ее представляем, ни к тому, что мы о ней говорим, хотя и в том и в другом случае необходимо стремиться к максимальной адекватности. Постичь реальность можно лишь опытным путем, поэтому гл. цель всех герменевтич. процедур, связанных с установлением скрытых намерений и импликаций, состояла в том, чтобы читатель текста смог более полно вжиться в образ автора и воссоздать искомый текст внутри себя как свой собственный. В этом отношении буд. Г. предполагала как итог пути гораздо более полное и радикальное слияние «горизонтов смысла» «автора» и «читателя» текста, чем это допускала герменевтика Гадамера.

В тиб. буддизме принципы Г. разрабатывались Цонкапой в соч. «Сущность правильного истолкования» («Лекшед ньинпо»).


См. также Языка философия.
Лит.: LamotteÉ. La critique d'authenticité dans le Bouddhisme / India Antiqua [Vogel Festschrift]. Leyden, 1947. P. 213-222; id. La critique d'interprétation dans le bouddhisme // Annuaire de l'Institut de Philologie et d'Histoire Orientales et Slaves IX [Mélanges Henry Grégoire]. 1949. P. 341-361; Pitaka-Disclosure (Petakopadesa) / Transi, by Nânamoli. Bristol, 1964 (Pali Text Society); The Guide (Nettippakarana) According to Kaccäna Thera / Transi, from Pali by Bhikkhu Nânamoli. L., 1977 (Pali Text Society); Bond George D. The Nettippakarana: A Theraväda Method of Interpretation / Ed. by Somaratna Balasooriya // Buddhist Studies in Honour of Walpola Rahula. L., 1980; Buddhist Hermeneutics / Ed. D.S. Lopez. Honolulu, 1988; Davidson RM. An Introduction to the Standards of Scriptural Authenticity in Indian Buddhism // Chinese Buddhist Apocrypha / Ed. Robert E. Buswell, Jr. Honolulu, 1990; Powers J. Hermeneutics and Tradition in the Samdhinirmocanasutra. Leiden, 1993; Лепехов С.Ю., Донец A.M., Нестеркин С.П. Герменевтика буддизма. Улан-Удэ, 2006.

В.Г. Лысенко

Источник - энциклопедия Философия буддизма - Российская академия наук Институт философии / Редакционная коллегия: M. Т. Степанянц (ответственный редактор), В.Г.Лысенко (заместитель ответственного редактора), С.М.Аникеева, Л.Б.Карелова, А.И.Кобзев, А.В.Никитин, A.A. Терентьев




Яндекс.Метрика