Каруна

Каруна (санскр., пали karunä, «жалость», «сострадание») — одна из двух осн. категорий инд. альтруизма, преимущественно сострадание людям и др. живым существам (другая — майтри — дружелюбие, сорадование). В брахманистской традиции термин К. появляется сравнительно поздно. В «Ману-смрити» (нач. н.э.) соответствующая добродетель — анукампа (сочувствие всем существам; носитель ее называется бхутанукампака — «сострадающий живым существам») завершает перечень достижений лесного отшельника, следуя в нем за изучением Вед, щедростью, самоконтролем, дружелюбием и сосредоточенностью (VI.8). Согласно «Йога-сутрам», очищение сознания достигается посредством культивирования дружелюбия, К., радости и беспристрастности по отношению соответственно к радующимся, страждущим, добродетельным и порочным (1.33). По толкованию к этой сутре Вачаспати Мишры К. есть желание разрушить чужое страдание, как если бы оно было собственным. Тот же смысл термин К. имеет и в основополагающем тексте джайнов «Таттвартхадхигама-сутре» Умасвати, где он означает сострадание к несчастным (наряду с ним названы дружелюбие, обращенное ко всем живым существам, радость, направленная на высших и праведных, безразличие к неправедным—VII.6).

Без сомнения, четырехчастная схема благих состояний сознания была и брахманистами и джайнами заимствована у буддистов, у к-рых концепция К. получила значительно более полное и последовательное развитие. В текстах Типитаки К. наряду с дружелюбием, радостью-симпатией и равнодушием относится к четырем совершенным, предназначенным для развития качествам (первые две считаются вспомогательными по отношению к двум последним — основным). В коммент. к древнему сборнику дидактич. поэзии и прозы «Сутта-нипате» К. истолковывается как желание устранить у др. людей несчастье и страдание — в противоположность дружелюбию как желанию принести им благополучие и радость. К. наряду с др. совершенными состояниями сознания неоднократно фигурирует в абхидхармических текстах (см. Абхидхармы тексты). Они именуются «четырьмя безграничными вещами» (Сангитипарьяя 111.43, IV.7), их практика сопровождает медитативные упражнения (Дхаммасангани 1.1.2.5; Вибханга XIII. 1). Существенно отличать Великое сострадание — махакаруну Будды — и сострадание обычных людей: первое реализуется только на четвертой стадии медитации (дхьяна) и может возникнуть лишь у «великого человека», рождающегося на материке Джамбудвипа (Махавибхаша 1.3.2).

В буддизме махаяны К. — первая добродетель того, кто стремится следовать путем бодхисаттвы; она практически соответствует первому «совершенству» (парамита) — дана (щедрости). Махаянисты неоднократно цитировали «Дхармасан-гити-сутру», по к-рой все действия бодхисаттв, совершаемые телом, словом или мыслью, направляемы состраданием ко всем живым существам. Здесь же утверждается, что бодхисаттве нет нужды совершенствоваться во всех добродетелях — вполне достаточно одной, и таковой является К. В махаянских текстах она описывается и положительно — как любовь ко всем существам — и уподобляется любви матери к ребенку, но при этом подчеркивается, что в отличие от обычной любви- привязанности К. не укоренена в дихотомиях (первая из к-рых «свое» — «чужое») и не является эгоцентричной. Различие и в том, что обычная любовь связана с незнанием и часто является полем порождения прямо противоположного аффекта ненависти. Это, однако, никак не мешает махаянистам противопоставлять К. нормам нравственного поведения (шила). Большой популярностью у них, в частности, пользовался рассказ о соблюдавшем целомудрие подвижнике Джйоти, к-рый из чувства сострадания решил удовлетворить любовную страсть домогавшейся его женщины. При этом «мученик сострадания» нашел для себя на редкость удачную аргументацию: лучше, решил он, ему пострадать в аду, чем сделать женщину несчастной и заставить ее умереть от неудовлетворенного желания.

Образцом К. считается сам Будда; указывается, что наряду с мудростью (праджня) К. является одним из двух столпов буддизма и именно этими добродетелями в первую очередь полагаются наделенными будды, составляющие «второе тело» Будды (самбхога-кая). К. включается в знаменитый обет бодхисаттвы (врата), к-рый может быть кратко сформулирован примерно так: «Пока есть хотя бы одно несчастное существо в мире, мое счастье не может быть полным». Сострадательный аспект пути бодхисаттвы подчеркивается во множестве махаянских памятников, ярче всего, вероятно, в «Бодхичарья-аватаре» Шантидэвы (VIII в.). Воплощением К. считается также бодхисаттва Авалокитешвара. Помогая людям избавляться от похоти, ненависти и заблуждения, он, согласно и махаянистам и ваджраянистам, облегчает им освобождение от дальнейших перевоплощений. Весьма популярно его изображение, известное как «Одиннадцатиголовый [Авалокитешвара] с великой каруной»: столь много ликов ему необходимо для того, что-бы нигде в мире не «пропустить» страдания и немедля прийти на помощь страждущим.

Онтологич. подоплека обета сострадания трактуется у Шантидэвы и др. философов и поэтов махаяны в виде представления о бытийном единстве себя и других (паратма-самата) и «взаимозаменимости» себя и другого (паратма-паривартана)\ А может принять страдания Б. На деле, однако, мы имеем здесь дело с очевидным, с логич. т.зр., недоразумением: никто не может быть ни в единстве с другим, ни принять его страдания, поскольку буддизм, отрицая личностную идентичность человека, не позволяет видеть реальности ни в «себе», ни в «другом». Буддисты и сами это хорошо осознавали, не только связывая учение о сострадании с учением о «пустотности» сущего (шуньята), но и настаивая, как это делали мадхьямики, на их глубинной идентичности. В знаменитом своде учения махаяны Шанти-дэвы «Шикша-самуччая» («Свод наставлений») утверждается, что энергетика человека опирается на совершенство щедрости, к-рая, в свою очередь, укоренена в пустотности и сострадании (ст. 23). «Я» и «другой», приятное и неприятное, хорошее и плохое и даже страдание и «освобождение», т.е. все составляющие буд. «этики сострадания», относятся лишь к разграничениям профанич. сознания, к сфере конвенциональной истины, тогда как на уровне конечной истины ничего этого не существует (см. Две истины).


Лит.: Winternitz M. History of Indian Literature. Vol. 2. Buddhist Literature and Jaina Literature / A New English Transi, by V. Srinivasa Sarma. D. et. al., 1983; Schumann H.W. Mahäyäna-Buddhismus. Die zweite Drehung des Dharma-Rades. München, 1990.

B.K Шохин

Источник - энциклопедия Философия буддизма - Российская академия наук Институт философии / Редакционная коллегия: M. Т. Степанянц (ответственный редактор), В.Г.Лысенко (заместитель ответственного редактора), С.М.Аникеева, Л.Б.Карелова, А.И.Кобзев, А.В.Никитин, A.A. Терентьев




Яндекс.Метрика