Кшаникавада

Кшаникавада (от санскр. ksanika, «мгновенный», и väda,«доктрина») — в буддизме учение о мгновенности, согласно к-рому существование во времени разбивается на последовательность отдельных мгновенных событий (дхарм), к-рые, исчезая сразу после своего возникновения, образуют поток взаимообусловленных явлений. Быстрое чередование дхарм создает иллюзию неизменности и длительности (Ф.И. Щербатской сравнил это с восприятием кадров кинопленки). К. можно считать результатом логич. развития основополагающих буд. принципов изменчивости (анитья, анитъятва), отсутствия самости (см. Анатмавада) и неудовлетворительности (духкха).

Из двух способов трактовки изменчивости, восходящих к лингвофилос. теориям модификации (викара) и субституции (адеша), буддисты придерживались последней: для них изменение это не преобразование некоего субстрата за счет модификации его свойств (как, напр., эволюция пракрити и гун в санкхъе), а фактически замещение одной сущности другой. Однако такая трактовка изменчивости сама по себе не приводила к идее мгновенности (до определенных пределов ее разделяли и вайшешика и йога); буд. характер ей придает радикальный антисубстанциализм — отрицание к.-л. длящейся субстанции или самости. Он, в свою очередь, есть продолжение концепции отсутствия в индивиде неизменной самости — души, или атмана (анатмавада). Изменчивость, отождествляемая с отсутствием устойчивой во времени самости, приписывается буддистами внутренней природе вещей, а не влиянию каких-то внешних факторов. Можно сказать, что изменчивость внедряется в суть вещей, а поскольку вещи сводятся буддистами к потокам дхарм, то именно дхармы концентрируют в себе и качественную определенность (дхарма есть носитель собственной специфичности), и энергетич. наполнение («Мгновение есть полная реализация функции» — Абхидхармакоша 11.46). С т.зр. сторонников К., в каждое мгновение мир и живущие в нем существа являются качественно иными по сравнению с предыдущим мгновением. На возражения о том, что это противоречит очевидному, они указывают на ненаблюдаемый характер ежемгновенных изменений, поскольку те касаются дхарм, т.е. микроскопического уровня, и отмечают при этом, что на уровне «грубых» вещей изменения становятся заметными лишь по истечению более длительного времени. Буддисты подчеркивают, что в своем опыте живые существа постоянно сталкиваются с изменчивостью в форме разрушения и смерти, и это вызывает в них глубинную неудовлетворен- ность (духкха). Осознание того, что в сансарном опыте все составное постоянно разрушается, а рожденное — умирает, что рождение и смерть — это неразрывные события, к-рые происходят с нами каждое мгновение, и составляет одну из целей буд. практики (см. Медитация в буддизме).

Однако допущение мгновенности, а вместе с ней и абсолютной дискретности бытия ставило перед буддистами проблему объяснения причинно-следственной связи явлений (доктрина пратитья самутпада), лежащей в основании доктрины кармы. Если все дискретно и каждый последующий момент бытия качественно отличается от предыдущего, то любое явление может следовать за любым другим, и в этом случае придется предположить, что в мире царит абсолютный хаос. Как сохранить континуальность, причинную обусловленность и идентичность дискретных вещей и событий в разные моменты времени и тем самым доказать, что, несмотря на мгновенность, причинность все же возможна? Из этого затруднительного положения разные буд. школы выходили разными способами.

История возникновения К. прослеживается к постканонич. буд. лит-ре школы сарвастивада, начиная с «Вибхаши», коммент. к сарвастивадинской Абхидхарме (см. Абхидхармы тексты), составление к-рой датируется примерно II в. н.э. Здесь мгновенность вещей упоминается, но пока еще не обсуждается. Для сарвастивадинов мгновенность касается только составных явлений (санскрита-дхарм), но не распространяется на несоставные (асанскрита-дхармы; см. Санскрита-дхармы — асанскрита-дхармы), в числе к-рых и сама нирвана. Согласно сарвастиваде, в каждое мгновение дхарма реализует четыре своих свойства: возникновение, пребывание, старение и гибель. Это положение вызывало критику последователей саутрантики, указывавших на то, что такие взаимоисключающие события не могут иметь место одновременно; если же предположить, что они происходят последовательно, то это разобьет кшану на части, что будет противоречить ее неделимости. Сами саутрантики настаивают на том, что разрушение — это не отдельное событие, а лишь прекращение возникновения, поэтому мгновение сводится к исчезновению дхарм. Согласно Васубандху, «мгновение есть то, что исчезает непосредственно после обретении своебытия (атмалабха)» (Абхидхармакоша IV.2). Философы сарвастивады, признавая мгновенность дхарм, осознают, что она приводит к ряду проблем в объяснении познания: если считать, что момент познания порожден моментом объекта, то, во-первых, к моменту возникновения познания объекта уже не будет, т.е. объект окажется несуществующим; во-вторых, если объект в момент познания не существует, то он не может произвести познание: несуществующее не может обладать каузальной силой. Чтобы избежать допущения несуществующего объекта познания (см. Абхава), они постулируют реальность не только дхарм настоящего, но и дхарм прошлого и будущего. Для дифференциации момента настоящего от моментов прошлого и будущего дхармы настоящего наделяются свойством каритра («действенность»).

Саутрантики, видя в доктрине сарвастивады завуалированное признание субстанции дхарм, к-рая обладает некими свойствами {каритра), предлагают более радикальную К. Отрицая реальность дхарм прошлого и будущего, они фактически заменяют причинные отношения между дхармами простой временной последовательностью — следованием моментов друг за другом. Чтобы спасти континуальность и причинную детерминацию процесса познания, им приходится ввести понятие «семени» (биджа), к-рое служит мостиком от одного дискретного момента познания к другому: каждый познавательный акт оставляет свое «семя», из к-рого возникает следующий познавательный акт.

Последователи йогачары, развив эту идею, формулируют концепцию алая-виджняны («хранилища сознания»), континуального резервуара, аккумулирующего «семена», пребывающие в латентном состоянии до тех пор, пока они не «реакту ал изируются» в познавательном опыте. Дигнага проводит разграничение между подлинной реальностью партикулярии (свалакшана), к-рая ни к чему другому не сводится, характеризует только сама себя, мгновенна и познается непосредственным восприятием (нирвикалъпака-пратъякша), — с одной стороны, и воображаемой реальностью общего (саманъя-лакшана; см. Свалакшана — саманья-лакшана), обладающей длительностью, к-рая есть результат мысленного синтеза моментов, — с другой. Разрабатывая логич. доказательства К., йогачарины (особенно Дхармакирти) вместе с тем релятивизируют мгновенность, приписывая ее уровню зависимой реальности (паратантра; см. Трисвабхава).

Будучи явно контринтуитивной, К. вызывала острую критику даже в буд. лагере (со стороны последователей доктрины пудгалы — школ ватсипутрия и самматия), а в дальнейшем и брахманистских школ реалистич. ориентации. Опровержение критики и доказательство реальности К. состоят в ее выведении: 1) из мгновенности ментальных событий на основании необходимого соответствия каждому акту познания его объекта: раз акты мгновенны, то и объекты должны быть мгновенными; 2) из аналогии с рядом доступных наблюдению процессов — старение тела, рост и умирание растений, изменчивость природных явлений, связанных с огнем, водой и т.п.; 3) из невозможности постоянства: если вещь постоянна, то она будет таковой всегда, но все вещи рано или поздно разрушаются; если вещи непостоянны, то они таковы каждое мгновение, ибо именно к мгновению и сводится их подлинное существование; 4) из разрушения, к-рое двух видов: а) макро-разрушение — распад целостности (напр., горшка) и б) микроразрушение на уровне дхарм, к-рое и есть ежемгновенная изменчивость, заложенная в их природе (по Васубандху, винагиа-анумана, «вывод из разрушения»); 5) из существования (сатта-анумана): существовать — значит целесообразно действовать, быть эффективным (артха-крия-каритва), т.е. порождать следствия, а это возможно только для мгновенной реалии, к-рая, породив в один момент следствие в виде себе подобной реалии, исчезает; в противном случае одна и та же реалия в один момент порождала бы следствия, а в другой момент — нет, что привело бы к противоречию (одна и та же вещь и эффективна и не эффективна), или порождению следствий не было бы предела (аргумент Дхармакирти); 6) из опыта интроспекции мгновенности ментальных событий.

Гл. довод брахманистских школ, состоящий в том, что признание мгновенности всех вещей делает невозможным распознавание, буддисты опровергали указанием на невалидность распознавания, включающего, помимо непосредственного восприятия, еще и припоминание, к-рое, с их т.зр., является формой мысленного конструирования (кальпана), т.е. невалидного знания.


Лит.: Mimaki K. La réefutation bouddhique de la permanence des choses (sthirasiddhidusana) et la preuve de la momentanéitée des choses (ksanabhagasiddhi). Publications de l'Institut de civilisation indienne. Fasc. 41. P., 1976; Oetke C. Bemerkungen zur buddhistischen Doktrin der Momentanheit des Seienden. Dharmakïrtis Sattvänumäna // Wiener Studien zur Tibetologie und Buddhismuskunde. 1993. Bd29; Schweizer P. Momentary Consciousness and Buddhist Epistemology // JlPh. 1994. Vol. 22. P. 81- 91; Rospatt A. von. The Buddhist Doctrine of Momentariness: A Survey of the Origins and Early Phase of this Doctrine up to Vasubandhu // Alt- und Neuindische Studien. 1995. Bd 47.

В.Г. Лысенко

Источник - энциклопедия Философия буддизма - Российская академия наук Институт философии / Редакционная коллегия: M. Т. Степанянц (ответственный редактор), В.Г.Лысенко (заместитель ответственного редактора), С.М.Аникеева, Л.Б.Карелова, А.И.Кобзев, А.В.Никитин, A.A. Терентьев




Яндекс.Метрика