«Ланкаватара-сутра»

«Ланкаватара-сутра» (санскр. Lankävatära-sütra, «Сутра о вступлении/нисхождении [Будды] на Ланку», кит. «Жу Лэнцзя цзин», яп. «Нюрёга-кё»; др. кит. назв.: «Лэн-цзя цзин» — «Ланкийская сутра», «Да шэн Жу Лэнцзя цзин» — «Сутра Великой колесницы/Махаяны о вступлении на Ланку», «Лэнцзя абадоло бао цзин» — «Драгоценная сутра о воплощении-аватаре на Ланке»; вар. пер.: «Сутра о появлении [Благого Закона] на Ланке», «Сутра о нисхождении [истинной/благой Дхармы на Шри-]Ланку»). Буд. сутра, канон поздней махаяны и в особенности ранней йога-чары (кит. юйцзя-цзун). По определению Ф.И. Щербатского (1927; 2-е изд. 1988), «фантастическое литературное произведение», написанное в подражание упанишадам.

Содержит записи бесед и проповедей Будды Шакьямуни, адресованных бодхисаттвам, архатам и др.-инд. мифич. персонажам и произнесенных им во дворце царя ракшасов Раваны на мистич. горе Ланке/Малае, идентифицируемой с горой, расположенной на юго-востоке Цейлона/Шри-Ланки и называемой ныне пиком Адама. Название, возможно, отражает попытку распространения махаяны на острове. Сутра была написана в период II — нач. V в. сторонниками махаяны в Юж. Индии и впоследствии стала важнейшим доктринальным текстом «великой колесницы» в Непале, Тибете, Китае и Японии. В Китае она завоевала особую популярность уже с сер. V в. Наряду с «Самдхинирмочана-сутрой» («Сутра, раскрывающая глубокие тайны») стала основополагающим текстом кит. школ чань-цзун и фасян-цзун. До нач. VIII в. переводилась как минимум трижды. Первый перевод осуществил в 443 выходец из брахманской семьи в Центр. Индии Гуна-бхадра (394-468) под назв. «Лэнцзя абадоло бао цзин» в 4 цз., второй — в 513 инд. монах Бодхиручи под назв. «Жу Лэнцзя цзин» в 10 цз., третий — в 704 хотанский шраман Шикшананда (652-710) под назв. «Да шэн Жу Лэнцзя цзин» в 7 цз. К сутре было написано множество комментариев, вместе с указ. переводами вошедших в кит. Трипитаку (см. «Да цзан цзин»): «Жу Лэнцзя (цзин) синь сюань и» («Таинственный/Сокровенный смысл сердцевины ,,Ланка[аватара](-сутры)"») основателя школы хуаянь-цзун Фа-цзана (638-712), разделы в словаре «И-це цзин инь и» («Звучания и смыслы всех сутр») танского монаха Сюань-ина и в одноименном словаре (807) инд. монаха Хуй-линя, ученика Амогхаваджры (Бу-кун). Кроме того, в яп. «Продолжение» («Сюй»/«Дзоку») Трипитаки и др. собрания буд. памятников вошли след. комментарии к сутре, в названиях к-рых за ее заглавием стоят их обозначения: «комментарии» (чжу) сунского шрамана Бао-чэня; «толкования» (гиу) танского Юань-хуя, найденные в Дуньхуане в нач. XX в.; «сводные комментарии» (цзи чжу), составленные в 1196 Чжэн-шоу на основе всех предшествующих; «проникновение в смысл» (тун и), составленное в 1209 монахом школы тяньтай-цзун Шань-юэ (1149-1241); «комментарии и разъяснения» (чжу цзе), составленные по высочайшему указу в 1378 также сторонниками школы тяньтай-цзун Цзун-лэ (1318-1391) и Жу-ци (1320-1385) с послесловием упасаки Сун Ляня (1310-1381), ставшего в конце эпохи Юань членом академии Ханьлинь; «проникновение» (тун), составленное в 1604 Цзэн Фэн-и; «совпадающие колеи [содержания и формы]» (хэ чжэ), составленные в 1621 Тун-жунем. Судзуки Дайсэцу (1870-1966) осуществил детальное исследование сутры (1930) и англ. пер. с санскрита (1932). Имеется неопубликованный рус. пер. О.Ф. Волковой (1926-1988). Сохранившийся санскр. вариант (В. Nanjio, 1923; P.L. Vaidya, 1963) состоит из 9 в осн. прозаических глав и 10-й — стихотворной в 884 строфы. Кит. пер. Гунабхадры был сделан с более ранней версии оригинала и лишен 10-й главы, что, по-видимому, свидетельствует о ее более позднем включении в текст. Сутра, будучи одним из основополагающих канонов йогачары, вместе с тем воплощает в себе стремление к выражению всей полноты идей махаяны того времени. Следствием этого стало, несмотря на воспроизведение логизированной полемики с профессиональными эристиками локаяты (гл. 3), отсутствие логич. целостности и наличие ряда противоречий, что было усугублено позднейшей редактурой, придавшей ей, по определению Д.Т. Судзуки (1932), «еще более беспорядочный характер». В частности, содержание дополнительной (10-й) главы, называемой «Сагатхакам» («Собрание стихов-гатх»), местами противоречит фундаментальному буд. принципу отсутствия онтологически самостоятельной и вечной души (анатман, кит. у во).

В сутре классич. учение йогачары о сущностной первичности и субъект-объектной недвойственности сознания (виджняна, кит. ши), или «только-сознания» (читта-матра, кит. вэй ши), о высшем из его восьми видов — алая-виджняне («сознание-сокровищница/хранилище»), содержащем все дхармы (кит. фа) и «семена» (биджа, кит. чжун-цзы) идей или предметов, соединилось с позднемахаянской доктриной татхагата-гарбхи, говорящей о единой у всех существ «природе будды» (фо сын), в к-рой присутствуют кармические «семена» всех прошлых существований. Необъяснимое движение этих «семян» обусловливает как все психич. явления, так и онтологически иллюзорные перерождения. Этот процесс может быть остановлен посредством мудрого, как аръяджняна (кит. шэн чжи — «святомудрие») и праджня (кит. божэ\ см. Божэ-сюэ), «обращения» (паравритти, кит. чжуанъ) к основе сознания, что несет с собой освобождение, представляемое как психологич. просветление. Оно дает понимание пустотности вещей и погружение в «таковость» (татхата, кит. жу) и «нерожденность» (анутпада, кит. бу шэн). Хотя в сутре устами бодхисаттвы Махамати, обращающегося к Шакьямуни, поставлен вопрос о мгновенности или постепенности такого «очищения сознания от его собств. истечений», ответа на него не дано.

Подобная психологизация метафизики оказалась весьма созвучной кит. школе чань. Эту близость усиливало описание в сутре медитативных, невербальных и иррациональных психологич. приемов, предвосхитивших чаньские коаны (гун-ань) и «незастаивание в письменах» (кит. бу ли вэнь цзы), что, напр., выразилось в алогичных отрицательных ответах Будды на 108 «странных» вопросов Махамати или отвержение всех (более 20) определений нирваны как принципиально неопределимой. Поэтому Дао-сюань (596-667) в «Сюй Гао сэн чжуани» («Продолжение „Преданий о возвышенных монахах"», гл. «Хуй-кэ чжуань» — «Предание о Хуй- кэ») сообщил, что основатель чань Бодхидхарма передал своему ученику, 2-му патриарху Хуй-кэ (484/487-590/593), «Л.» в 4 цз., т.е. в пер. Гунабхадры, в качестве гл. канона школы со словами: «Я вижу, что в Ханьской земле [Китае] есть только эта сутра. Гуманный, опираясь [на нее] в действиях, сам достигнет спасения мира». Соответственно ранняя традиция чань до разделения на южн. и сев. ветви получила назв. «учители ,,Ланка[аватара-сутры]"» {лэнцзя ши) или «школа „Ланка[аватара-сутры]"» (лэнцзя-цзун). Этой традиции восьми поколений наставников от Гунабхадры и Бодхидхармы до Шэнь-сю (605/606-706?) и его ученика Пу-цзи (651-739) посвятил спец. соч. «Лэнцзя ши цзы цзи» («Записки об учителях и преемниках [школы] ,,Ланка[аватара-сутры]"», 713-716) Цзин-цзюэ (683-750/760), ученик Шэнь-сю и Сюань-цзэ, учившихся у 5-го патриарха чань Хун-жэня (601— 674). Рукопись соч. Цзин-цзюэ, основанного на трактате Сюань-цзэ «Лэнцзя жэнь фа чжи» («Трактат [о передаче] Учения/Дхармы приверженцами „Ланка[аватара- сутры]"»), была найдена в нач..XX в. в Дуньхуане, а затем в 1926 заново открыта Ху Ши (1891-1962) в Лондоне и Париже и опубликована в Токио в составе «Великой сокровищницы канонов, заново составленной в [годы] Тайсё» («Тайсё синею Дайдзо-кё», 1924-1935). По свидетельству Хуй-нэна (638-713) в «Лю цзу тань цзин» («Сутра помоста шестого патриарха», § 7), в обители 5-го патриарха Хун-жэня на горе Шуанфэн производилась роспись стен сюжетами из «Л.».

Однако с разделением чань в VIII в. эта сутра в южном ответвлении, хотя и сильно повлияла на Хуй-нэна, была оттеснена с ведущей позиции «Алмазной сутрой» («Ваджраччхедика-праджняпарамита-сутра»), а в северном — сохранила таковую, благодаря чему оно стало называться «школой Ланка[аватара-сутры]» (лэнцзя-цзун) в собственном смысле. Анализу этого процесса посвящена работа Ху Ши «Лэнцзя-цзун као» («Исследование школы „Ланка[аватара-сутры]">>, 1935), в к-рой он доказывает, что изначально школа исходила из принципа постепенного самосовершенствования и родоначальники двух ветвей чань Шэнь-сю и Хуй-нэн, будучи в равной степени учениками Хун-жэня, не олицетворяли собой побочную и осн. линии чань, а такое представление — результат деятельности ученика Хуй-нэна Шэнь-хуя (670/686-760/762), выдвинувшего на первый план «Алмазную сутру» и фальсифицировавшего историю лэнцзя-цзун.


Изд.: ТСД. Т. 16; The Lankävatärasütra / Ed. by В. Nanjio. Kyoto, 1923; The Lankävatärasütra / Tr. by D.T. Suzuki. L., 1932; Saddharma-Lankävatärasütram / Ed. by P.L. Vaidya. Darbhanga, 1963; Будон Ринчендуб. История буддизма / Пер. с тиб. Е.Е. Обермиллера. Пер. с англ. A.M. Донца. СПб., 1999, указ.
Лит.: Васильев В.[П.] Буддизм, его догматы, история и литература. Ч. 1. СПб., 1857. С. 151-152, указ.; Bumouf E. Introduction à l'histoire du bouddhisme indien. P., 1876; Hauer J. W. Das Lankävatära-Sütra und des Särhkhya. Stuttgart, 1927; Suzuki D.T. Studies in the Lankävatära. L., 1930; Ху Ши лунь сюэ цзинь чжу (Научные статьи, написанные Ху Ши за последнее время). Сб. 1. Цз. 2. Шанхай, 1935; Ни Shi. The Development of Zen Buddhism in China // Anthropology of Zen. N.Y.-L., 1961. P. 7-30; Чжунго фо-цзяо ши (История китайского буддизма) / Гл. ред. Жэнь Цзи-юй. Т. 3. Пекин, 1988. С. 294-313; Щербатской Ф.И. Избранные труды по буддизму. М., 1988. С. 230; Дюмулен Г. История Дзэн-буддизма: Индия и Китай. СПб., 1994. С. 64-67, 95-135; Андросов В.П. Буддизм Нагарджуны. М., 2000. С. 728-729; Письмена на воде: Первые наставники чань в Китае / Сост., пер. A.A. Маслова. М., 2000. С. 53-57, указ.; Торчинов Е.А. Введение в буддологию. М., 2000. С. 69-70; он же. Философия буддизма махаяны. СПб., 2002; Конзе Э. Буддизм: сущность и развитие. СПб., 2003. С. 214-230.

В.Г. Лысенко

Источник - энциклопедия Философия буддизма - Российская академия наук Институт философии / Редакционная коллегия: M. Т. Степанянц (ответственный редактор), В.Г.Лысенко (заместитель ответственного редактора), С.М.Аникеева, Л.Б.Карелова, А.И.Кобзев, А.В.Никитин, A.A. Терентьев




Яндекс.Метрика