Самматия

Самматия (санскр. sammatïya, «живущие в согласии») — одна из влиятельных школ буд. «еретиков»-пудгалавадинов, отстаивавших идею существования квазиперсоны (пудгала) наряду с дхармами. Отношения между С. и ватсипутрией для буддологов никогда не были понятными. Согласно автокоммент. Васубандху к «Абхидхармакоше», слово С. было лишь др. назв. ватсипутрии, в связи с чем нек-рые полагают, что ватсипутрия отделилась от С, однако преобладающим является противоположное мнение. Скорее всего, С. возникла в сер. II в. до н.э. в результате раскола ватсипутрии. Самматии придерживались строго аскетич. образа жизни; их эмблемой был цветок арековой пальмы. Своим главой они провозгласили шудру Упали, к-рому приписывалось составление дисциплинарного раздела канонич. текстов — Виная-питаки. Теоретич. положения школы получили отражение в их главном тексте — «Ашраяпраджняпти-шастре», или «Самматияникая-шастре» («Наука о совокупности положений самматиев»), к-рый, однако, до нас не дошел, и потому осн. источниками по их учениям служат тексты др. буд. школ. Как показывают эпиграфич. источники, ко II в. н.э. регионами влияния С. в Сев. Индии были Матхура и Сарнатх близ Бенареса — одно из главных священных мест буддизма.

Самматии довели до последовательного завершения доктрину «материнской школы» о квазиперсоне пудгале. Концепция пудгалы, призванная обеспечить относительно перманентным субъектом процесс перевоплощения, должна была объяснить, каким образом и совершителем действия, и «вкусителем» его плодов мог быть один и тот же индивид, трансмигрирующий из одной телесной оболочки в другую (естественность этой потребности буддистов в континуальном субстрате опыта подчеркивал и Ф.И. Щербатской, оценивавший анатмаваду в целом очень высоко; в качестве махаянских вариантов «квазиперсоны» он правомерно выделял понятия сарваджня-биджа— «семя Всезнающего», татхагата-гарбха, татхагата-дхату — «элемент Будды»). С одной стороны, это учение избавляло от тех несуразностей при трактовке кармы и сансары (никакое существо не может «вкушать» плодов своего прежнего существования потому, что исходя из буд. «философии потока» его существования в прошлом не было), за к-рые буддисты постоянно подвергались критике оппонентов, с другой — весьма сближало их с позициями брахманистов и джайнов. Второе обстоятельство сделало самматиев (как и ватсипутриев) постоянной мишенью для обстрела со стороны полемистов всех пр. буд. школ, хорошо использовавших двойственность в их позиции по соотношению пудгалы и скандх: поскольку скандхи признавались ими конечной реальностью, а пудгала — нет, оппоненты заставляли их признавать лишь вторичный онтологич. статус пудгалы (см. Две истины). Во мн. позициях они, однако, солидаризировались с др. буд. школами.

Единодушно не только с ватсипутриями, но и с тхеравадинами самматии считали единственной необусловленной дхармой одну лишь нирвану, исключая из этого «списка» пространство, признаваемое таковым др. школами. Наряду с ватсипутриями, пурвашайлами и поздними махишасаками они разделяли мнение сарва-стивадинов, согласно к-рому перевоплощение предполагает нек-рое промежуточное состояние (антарабхава), обеспечивающее «трансфер» кармических результатов предшествующих действий из одного воплощения в другое (тхеравадины и некоторые др. школы с ними не соглашались). Вместе с ватсипутриями, андхаками и махасангхиками они допускали помимо дхарм также существование нек-рых «сил» типа «обретения» (прапти), к-рое ответственно за установление индивида в состоянии либо «закабаления», либо освобождения. В согласии с ватсипутриями, махасангхиками и махишасаками они считали лишь развившиеся уже страсти софункционирующими с мыслью (читта-сампраюкта) — в противоположность тхеравадинам и сарвастивадинам, полагавшим, что с мыслью взаимодействуют даже тенденции аффектов, из к-рых вырастают страсти. Вместе с махишасаками и сарвастивадинами они полагали — в оппозиции тхеравадинам, — что материя также может быть благой и неблагой — в соответствии с теми действиями, к-рые осуществляет наделенный материальным телом человек. Наконец, С. включилась и в дискуссии сотериологич. характера, утверждая вместе с рядом др. школ, в противоположность тхераваде, что «совершенный» (архат) может потерять свое просветление, должное обеспечить ему достижение нирваны (ср. Катхаваттху 1.2). Др. пункт их расхождения с буд. традиционалистами состоял в том, что, по их представлениям, конечное разрушение аффектов сознания должно осуществляться поэтапно, а не мгновенно (в этом их единомышленниками были сарвастивадины, андхаки и бхадраянии [там же 1.4]).


Лит.: Stcherbatsky Th. Buddhist Logic. Vol. 1. Leningrad, 1932; Bareau A. Les sectes bouddhiques du petit véhicule. Saïgon, 1955; DuttN. Buddhist Sects in India. D., 1977; EEPh. Vol.8. Buddhist Philosophy from 150 to 350 A.D. / Ed. by K.H. Potter. D., 1999; Шохин B.К. Школы индийской философии. Период формирования (IV в. до н.э. — II в. н.э.). М, 2004.

В.К. Шохин

Источник - энциклопедия Философия буддизма - Российская академия наук Институт философии / Редакционная коллегия: M. Т. Степанянц (ответственный редактор), В.Г.Лысенко (заместитель ответственного редактора), С.М.Аникеева, Л.Б.Карелова, А.И.Кобзев, А.В.Никитин, A.A. Терентьев




Яндекс.Метрика