Сингон-сю

Сингон-сю 真言宗 («школа истинных слов», тж. «школа мантр») — школа яп. буддизма, продолжающая традицию кит. школы чжэнъянъ (см. Ми-цзун). Основана Кукаем в 806. С. разрабатывала «тайное учение» (миккё), опираясь на «Сутру о Великом солнце» (санскр. «Махавайрочана-сутра»), «Сутру об Алмазном венце» (санскр. «Ваджрашекхара-сутра»), «Рассуждения/Шастру о просветленных мыслях» (санскр. «Бодхичитта-шастра»), «Толкование шастры о махаяне» (кит. «Ши мохэянь лунь») и на соч. кит. наставников чжэнъянъ-цзун. В отличие от школы тэндай-сю С. делала упор не на постоянную «защиту страны» средствами буд. обряда, а на посвящения государей и высших сановников, обеспечивавшие преемственность власти. Кроме того, у С. была сильна установка на чудотворение (вызывание дождя при засухе, заклинание духов болезней и т.п.).

При Кукае главными темами в учении С. были отличие «тайного учения» от всех прочих, «явных», общий смысл обряда и «тайное» толкование различных, в т.ч. «явных», сутр. Гл. храмами школы были Тодзи в г. Хэйан, Такаосандзи в его окрестностях и Конгобудзи на горе Коя. Ученик Кукая Синдзэй (800-860) составил собрание его поэтич. соч. и представил этот свод как изложение «тайного» знания на языке, понятном в т.ч. и мирянам. Др. ученик Кукая, Синнэн (804—891), разработал порядок обучения монахов в С, включавший письм. испытания на знание текстов канона — «собрания передачи Дхармы» (дэмбо э). В частности, на этих испытаниях проверялось умение истолковать любой буд. либо небуддийский текст с т.зр. его «тайного» смысла.

С конца IX в. закрепился обычай, по к-рому отрекшиеся государи принимали монашество в храмах С. под руководством ее наставников; это придавало С. большой полит, вес, особенно в XI-XII вв., когда государи-монахи были фактич. правителями Японии. С конца IX в. учение С. развивалось в виде множества наставнических традиций. На рубеже IX-X вв. внутри С. выделяются две ветви — хиросава (основатель — Якусин, 827-906, личный наставник государя Уды) и оно (основатель — Сёбо, 832-909). Учение хиросава гл. задачу видело в том, чтобы давать «тайные» наставления и посвящения государям и их сподвижникам. При этом правитель мыслился как тождественный не только своей прародительнице Аматэрасу (солнечной богине), но и вселенскому будде Махавайрочане (см. Вайрочана) — великому солнечному будде, а окружение правителя представало как земное отражение мандалы — картины мироздания, каким его видит будда. Ветвь оно смыкалась с традицией яп. горного отшельничества сюгэндо и делала упор на единение каждого подвижника с его «собственным почитаемым», на обретение чудесных сил и чудотворение.

Кангэн (854-925) положил начало почитанию Кукая как великого чудотворца, не умершего, но в глубоком сосредоточении ждущего новых времен, когда на земле станет проповедовать Майтрея, будда будущего. На горе Коя набирает силу почитание Майтреи, а сама гора отождествляется с небом Тушита, где пребывает будущий будда. С. строит учение о божествах горы Коя, а затем и о др. богах, соотносит яп. божества-камм с богами, чтимыми в буддизме (напр., Инари, бог- покровитель рисоводства, отождествляется с богиней Сарасвати, яп. Бэндзайтэн). Две мандалы «тайного учения» («Мир-Ваджра» и «Мир-Чрево») соотносятся с двумя святилищами солнечной богини Аматэрасу в Исэ, гл. святилище гос. обряда. Из такого соотнесения вырастает «путь богов двух мандал» (рёбу синто). С конца X до начала XII в. учение С. пребывает в застое, зато чрезвычайно широко разрабатываются прикладные знания об обряде. В начале XII в. Какубан стремится объединить разрозненные традиции «таинств», разрабатывает учение С. о почитании будды Амиды (санскр. Амитабха) и о нэмбуцу («памятование будды [Амиды]»), создает руководства по наиболее простым «тайным» обрядам (сосредоточение на знаке «А», на «лунном круге» и др.). После 1288 последователи Какубана во главе с Райю (1226-1304) образуют самостоятельную ветвь С. — синги-сингон-сю («школу истинных слов в новом значении»), а за их противниками закрепляется название коги-сингон-сю («школа истинных слов в старом значении»). В XIII в. Эйдзон (1201-1290) и его ученик Нинсё (1217-1303) соединяют учение школы риссю о монашеских заповедях с нек-рыми положениями С. и разрабатывают на этой основе учение сингон-рщу. В гражданских войнах XVI в. храмы С. были разрушены, в XVII в. шли их восстановление, а также работа над изданием и комментированием наследия школы. В XX в. С. вела проповедь за пределами Японии, существуют ее центры в США и др. странах мира.


Лит.: Tajima R. Le deux grands mandalas et la doctrine deTésotérisme Shingon. Tokyo, 1959; RambelliF. True Words, Silence, and the Adamantine Dance: On Japanese Mikkyo and the Formation of the Shingon Discourse // Japanese Journal of Religious Studies. 1994. Vol. 21/4. P. 373- 405; Икэгути Экан. Подвижник огня. M., 1996; Abe Ryuichi. The Weaving of Mantra. Kukai and the Construction of Esoteric Buddhist Discourse. N.Y., 1999; Трубникова H.H., Бачурин A.C. История религий Японии IX-XII вв. М, 2009. С. 45-140,240-250, 345-359, 397-406.

H.H. Трубникова

Источник - энциклопедия Философия буддизма - Российская академия наук Институт философии / Редакционная коллегия: M. Т. Степанянц (ответственный редактор), В.Г.Лысенко (заместитель ответственного редактора), С.М.Аникеева, Л.Б.Карелова, А.И.Кобзев, А.В.Никитин, A.A. Терентьев




Яндекс.Метрика