Тяньтай-цзун

Тяньтай-цзун 天台宗 — одна из первых буд. школ, оформившихся в Китае. Ее основатель — монах Чжи-и (538-597), хотя основы учения были заложены его учителями — Хуй-вэнем и Хуй-сы. Название школы происходит от назв. горы Тянь-тайшань на востоке Китая (совр. пров. Чжэцзян), где долгое время жил и проповедовал Чжи-и. Поскольку осн. канонич. текстом школы является «Лотосовая сутра» (кит. «Мяо фа лянь хуа цзин», санскр. «Саддхармапундарика-сутра»), ее называют также «школой Сутры Лотоса» (кит. фахуа-цзун).

Предпочтение, оказываемое школой Т. «Лотосовой сутре», тесно связано с доктриной классификации учений (кит. пань цзяо), обосновывающей ее преимущество перед др. школами. Эта доктрина называется «пять периодов — восемь учений» (кит. у ши ба цзяо).

Согласно учению о пяти периодах, Будда Шакьямуни после обретения пробуждения пребывал в особой форме предельной сосредоточенности, трансе (самадхи) «морского отражения» (кит. хай инь саньмэй). В этом состоянии сознание Будды, подобно морской глади во время штиля, отражало все объекты, и Будда увидел весь мир как абсолютное единство бесконечного ума. Свое видение Будда изложил в «Аватамсака-сутре» и проповедовал божествам и бодхисаттвам, но даже для них она оказалась слишком сложной и непонятной. Тогда Будда решил готовить учеников к восприятию истины постепенно и в Бенаресе (Варанаси) стал проповедовать учения о Четырех благородных истинах (чатвари арья сатьяни) и причинно-зависимом происхождении (пратитья самутпада), составившие учение хинаяны. После усвоения адептами этого учения Будда проповедовал махаянскую (йогачара) теорию сознания, а затем — махаянское (мадхьямака) учение о бессущностности и пустотности дхарм. И только после того, как ученики были т.о. подготовлены к восприятию высшей истины, Будда проповедовал им «Лотосовую сутру», к-рая и стала итогом его наставлений. Перед самой своей кончиной и окончательным уходом в нирвану Будда проповедовал еще «Махапаринирвана- сутру», к-рая в школе Т. рассматривается как подтверждающая высшую истинность «Лотосовой сутры».

Утверждается, что содержание «Лотосовой сутры» тождественно высшей истине «Аватамсака-сутры», однако по форме первая превосходит последнюю: «Аватамсака-сутра» понятна, да и то с большим трудом, людям только с самым сильным и развитым интеллектом, тогда как «Лотосовая сутра» доступна и понятна как людям наиболее умным и образованным, удовлетворяя их требования, так и простым и невежественным. Следовательно, заключает Чжи-и, именно учение «Лотосовой сутры» является всеобъемлющим, законченным, совершенным, «круглым» (кит. юань).

Обычно считается, что учение Т. базируется на мадхьямаке Нагарджуны. Однако в действительности оно очень далеко от классич. мадхьямаки и представляет собой вариант теории татхагата-гарбхи (кит. жулай цзан). Две важнейшие идеи Т. — доктрина «в одном [акте] сознания — три тысячи [миров]» (кит. и нянь сань цянь) и концепция «единого ума/сознания» (кит. и синь, санскр. экачитта). Психопрактич. сторона учения школы выражается в доктрине чжи гуань («прекращение и созерцание»; см. «Мохэ чжи гуань»), восходящей к раннебуд. практике шаматхи и випашьяны («успокоение и аналитическое созерцание»), но приобретшей в рамках Т. специфич. формы.

И доктрина и нянь сань цянь, и концепция «единого ума/сознания» тесно связаны с космологич. представлениями буддизма, прежде всего с воззрением, согласно к-рому каждый тип живых существ и его «местопребывание» могут рассматриваться двояко: как особый уровень развертывания сознания и как соответствующий ему мир (см. Лока).

Таких миров/типов живых существ традиция школы Т. насчитывает десять. Прежде всего, это шесть миров сансарических существ: миры адов, голодных духов, животных, людей (имеются в виду только «мирские люди», «профаны» — кит. су жэнь), асуров и божеств. К этим мирам сансары добавляются еще четыре мира «благородных личностей» (арья-пудгала): мир шраваков, пратьекабудд, бодхисаттв и мир будды. Каждый из этих миров присутствует в любом другом мире: миры как бы проникают друг в друга, мир адов присутствует в мире будды (отсюда и весьма оригинальная «гностическая» идея буддизма Т. о том, что «природе будды» (кит. фо син) присуще не только добро, но и зло), но и «мир будды» присутствует в адах; умножение 10 на 10 дает сто миров. Каждый мир рассматривается еще в трех отношениях, каждое из к-рых тоже получает статус особого мира (кит. ши цзянь): 1) мир существ (рассмотрение каждого мира в аспекте населяющих его существ); 2) мир пяти скандх (рассмотрение каждого мира в психологич. аспекте как уровень развертывания сознания существ); 3) мир-страна (рассмотрение каждого мира как вместилища живых существ).

Умножение десяти миров на три дает тридцать миров. Далее следует перемножение уже имевшихся ста миров и полученных тридцати, что и дает число «три тысячи». В этом учении ясно просматривается сущность Т. как результата взаимодействия индийской и собственно кит. традиций, к-рое здесь проявилось через взаимовлияние инд. филос. психологии и кит. комбинаторики и нумерологии, т.е. идеологически значимых операций с математич. или квазиматематическими объектами; нумерология играла очень важную роль в традиц. кит. философии. Все три тысячи миров существуют не только объективно и не только как содержание сознаний живых существ, но все они равным образом опираются на абсолютный «единый ум/сознание» (и синь). Концепция и синь теснейшим образом связана с тяньтайской доктриной «вечного будды».

В «Лотосовой сутре» Будда говорит, что только глупцы отождествляют его с Сиддхартхой Гаутамой, обретшим пробуждение под бодхи деревом: Будда пробужден извечно, он никогда не рождается и никогда не умирает. Основатели Т. сделали из этих высказываний вывод, что будда есть истинная сущность, подлинная реальность как всей вселенной в целом, так и каждого существа в отдельности,— все наделено изначально просветленной «природой будды». Этот тезис школы Т. отличает ее от всех других школ кит. (и не только кит.) буддизма. Т. утверждает, что «природой будды» наделены не только живые существа (сантана, «психические континуумы»), но и вещи, «неживая природа» (асантана, «не-континуумы»), другие же школы считают только живые существа обладателями «природы будды», тогда как «неживая природа» выступает лишь их коррелятом. Следует отметить, что этот своеобразный тяньтайский пантеизм оказал огромное влияние на искусство Дальнего Востока, особенно на поэзию и живопись Китая и Японии, пронизанных переживанием образов природы как многообразных явлений единого Абсолюта.

В учении Т. в полной мере проявился субстанциализм кит. буддизма, граничащий с элементами панпсихизма и пантеизма.

Еще один аспект учения школы Т. — ее теория трех истин (кит. сань ди; см. Сань ди юань жун). По форме она восходит к теории двух истин (кит. эр ди) Нагарджуны, однако по сути радикально отличается от последней, хотя определенная преемственность идей, конечно, сохраняется.

Первая истина гласит, что, поскольку любое явление причинно обусловлено, оно лишено самобытия и фактически бессущностно, будучи своего рода проявлением той совокупности причин и условий, к-рые ее породили. Эта «истина пустоты» (кит. кун ди) в целом соответствует учению Нагарджуны.

Вторая истина называется «истиной о ложном», или «условной истиной» (кит. цзя ди). Она сводится к тому, что все явления лишены истинной сущности, неизменной и постоянной основы и поэтому подобны иллюзорным образам или порождениям фантазии.

Третья истина называется «истиной срединного пути» (кит. чжун дао ди; см. Срединный путь), т.е. пути между двумя крайними точками зрения. Она заключается в том, что в действительности все явления наделены одной и той же «дхармической природой» (кит. фа син), не рождаются и не гибнут, будучи вечными проявлениями «вечного будды».

По существу, истиной в строгом смысле слова школа Т. считает только третью истину, тогда как первые две представляют собой лишь следствие неполного или неадекватного познания реальности. Др. словами, если мы будем рассматривать явления вне целостного миропонимания и без знания о тождестве чувственного мира и «единого ума будды», то с неизбежностью придем к первым двум ограниченным точкам зрения. Теория «единого ума/сознания» восстанавливает мир в его реальности, утверждая его тождественность с абсолютно пробужденным «умом будды» и совершая в рамках буд. мировоззрения своеобразное «оправдание бытия».

В теории трех истин опять-таки присутствует результат взаимодействия фундаментальных для махаянского буддизма учений о тождестве сансары и нирваны и об относительной и абсолютной истинах с традиц. натуралистической и космологич. направленностью филос. мысли Китая.

Психопрактика школы Т. прежде всего раскрывается в трактате «Мохэ чжи гуань» — «Великий трактат о прекращении волнения сознания и аналитическом созерцании». В этом тексте утверждается, что методы созерцания (дхьяна) были унаследованы школой Т. благодаря тайной устной передаче двух методов йоги: метода «золотого устного наставления», передаваемого от Будды Шакьямуни, и «метода нынешнего учителя», передаваемого от Нагарджуны. Изложение основ психопрактики сопровождается в трактате Чжи-и детальным анализом всех положений тяньтайского учения и категорий философии данной школы.

Школа Т. процветала в Китае до сер. IX в., после чего постепенно пришла в упадок, пережив период краткого возрождения в XI-XII вв. В нач. IX в. яп. монах Сайте (767-822) начал распространять учение тяньтай (яп. тэндай) в Японии, где в IX-XII вв. оно получило широкое распространение и гос. поддержку. В XIII в. из школы тэндай-сю выделилась школа монаха Нитирэна (1222-1282), делавшая особый упор на почитание «Сутры Лотоса» и повторение ее названия (яп. «Наму мёхо рэнгэ-кё» — «Поклонение „Сутре Лотоса сокровенного Учения"»). Эта молитва заменила всю сложную созерцательную практику гиаматхи и випашьяны школы Т. В остальном школа нитирэн-сю разделяет положения тэндайского учения, считая его наивысшим учением «единой колесницы». В наст, время нитирэн-сю — одна из самых распространенных буд. школ Японии. Собственно школа тэндай-сю также остается достаточно влиятельной. Ей принадлежат многочисленные монастыри, храмы, центры, благотворительные фонды и ун-ты. Определенное распространение, хотя и незначительное, школа Т. имела в Корее и Вьетнаме.


Соч.: A Source Book in Chinese Philosophy / Tr., сотр. by Chan Wingtsit. Princ.-L., 1963. P. 396-405; Чжи-и / Тиги. Мохэ чжи гуань / Мака сикан (Великое самопрекращение и самопостижение). Т. 1-2. Токио, 1975; Чжанъ-жанъ. Десять врат недвойственности / Пер. и примеч. К.Ю. Солонина / Петербургское востоковедение. Вып. 8. СПб., 1996. С. 58-87; Сутра о бесчисленных значениях. Сутра о цветке лотоса чудесной Дхармы. Сутра о постижении деяний и Дхармы бодхисаттвы Всеобъемлющая Мудрость / Пер. с кит., коммент. и подгот. изд. А.Н. Игнатовича. М., 1998; Религии Китая: Хрестоматия. СПб., 2001. С. 267-306; Игнатович А.Н. Школа нитирэн. М., 2002.
Лит.: Розенберг О.О. О миросозерцании современного буддизма на Дальнем Востоке. Пп, 1919; Hurvitz L Chih-I (538-597): An Introduction into the Life and Ideas of Chinese Buddhist Monk. Bridges, 1963; Ch'enK. Buddhism in China: A Historical Survey. Princ, 1964; Magnin P. La vie et l'oeuvres de Huisi (515-577): Les origins de la secte bouddhique chinoise du Tiantai. P., 1979; Фань Вэнь-лань. Тан дай фо- цзяо (Буддизм эпохи Тан). Пекин, 1979; Игнатович А.Н. Тяньтайская доктрина «чжи гуань» (общая характеристика) // XIV НК ОГК. Ч. 1. М., 1983; Чжунго фо-цзяо (Китайский буддизм). Шанхай, 1989. Т. 1. С. 273-278; Т. 2. С. 91-98, 219-221; Розенберг О.О. Труды по буддизму. М., 1991; Янгутов Л.Е. Единство, тождество и гармония в философии китайского буддизма. Новосиб., 1995; Солонин К.Ю. Учение Тяньтай о недвойственности // Петербургское востоковедение. Вып. 8. СПб., 1996. С. 41-57; Торчинов Е.А. Введение в буддологию. СПб., 2000. С. 186-190.

Е.А. Торчинов, А.И. Кобзев

Источник - энциклопедия Философия буддизма - Российская академия наук Институт философии / Редакционная коллегия: M. Т. Степанянц (ответственный редактор), В.Г.Лысенко (заместитель ответственного редактора), С.М.Аникеева, Л.Б.Карелова, А.И.Кобзев, А.В.Никитин, A.A. Терентьев




Яндекс.Метрика