Триратна

Триратна (санскр. triratna, trïni-ratnani, тиб. кончок сум, кит. санъ бао, яп. самбо) — «три драгоценности» буддизма, кои суть Будда, Дхарма, или «Закон освобождения», возвещенный Просветленным, и сангха, или община, тех, кто живет в соответствии с этим Законом. Эти три слова входили и входят в «символ веры», или клятвенный обет «трех прибежищ», произносимый при посвящении в буд. монахи и монахини: «Уповаю на Просветленного как на прибежище, уповаю на Закон как на прибежище, уповаю на общину как на прибежище. О Благодатный, прими нас под свою защиту отныне и до кончины». В ваджраяне каждый пункт этой «троицы» получил расширительное толкование: 1) драгоценный учитель Будда, а также будды, йидамы, 2) драгоценное Учение как Закон будд и высших существ, 3) драгоценная Община, состоящая из бодхисаттв, учеников-последователей (шравака), даков и дакинь, дхармапал.

Первая драгоценность — Будда — совершенно просветленное, всеведущее существо, достигшее духовных вершин естественным образом через развитие ума и сердца в длинной последовательности рождений (сансара). Главными из этих вершин являются просветление (бодхи) и прекращение рождений (нирвана), к-рые знаменуют окончательное освобождение (мокша) и достижение высшей цели духовных устремлений в индийской и др. восточных культурах, что недоступно ни богам, ни святым др. религий.

Уже в ранних текстах «Закона» формируется доктрина, согласно к-рой будды — это особый вид существ, отличный от людей, богов, сверхбогов и т.д. До Шакьямуни уже было по меньшей мере шесть будд (один из палийских памятников насчитывает 24 будды), и после него ожидается Майтрея («Тот, кто есть Любовь»). Всем им присущи одинаковые внешние признаки (32 «больших» и 80 «малых», в соответствии с к-рыми были выработаны изобразительные каноны; см. Тридцать два знака), всеведение, десять сил Будды и т.д., и все они учат одному Закону.

Вторая драгоценность — Дхарма — Закон, открытый Просветленным. Этот Закон является смысловым ядром вселенной, в соответствии с ним происходят все процессы вне и внутри человеческих судеб, с его помощью можно понять законы жизни и об-ва, взаимосцепленность и взаимозависимость всего. Закон этот Будда постиг и сообщил ученикам в виде Слова — текста сутр (проповедей, бесед). Тексты Закона Будды неск. столетий передавались изустно. В I в. до н.э. они были впервые записаны на пали, специально созданном буд. монахами языке (близком санскриту) индоевроп. группы. Сутры махаяны и тантры ваджраяны записывались на санскрите со II по XII в., а также переводились на кит., тиб. и др. языки народов Вост. Азии.

Третья драгоценность, сангха — первоначально община равных, не имеющих никакой собственности, нищенствующих (санскр. бхикшу, пали бхиккху), сообщество носителей «Закона», хранителей знаний и мастерства, к-рые из поколения в поколение следуют Путем Будды.


Лит.: Thomas E.J. The Life of the Buddha as Legend and History. L., 1952; id. The History of Buddhist Thought. L., 1953; LamotteÉ. History of Indian Buddhism from the Origin to the Saka Era / Transi, from French by Sara Webb-Boin. Louvain, 1988; Андросов В.П. Будда Шакьямуни и индийский буддизм. М., 2001.

В.П. Андросов

В кипи традиции: Т. — «три драгоценности/сокровища», «тройная драгоценность». Фундаментальное буд. понятие, относящееся к разряду нумерологич. триад, к-рый включает в себя такие важнейшие категории, как санъ цзан (санскр. Трипитака, «Три сокровищницы/корзины»), санъ шэн (санскр. трияна, «три колесницы»), санъ цзе (санскр. трилока, «три мира»), санъ шэнъ (санскр. трикая, «три тела [Будды]»), санъ мин (санскр. тривидъя, «три просветления»), санъ ди (санскр. трисатъя, «три истины»), санъ хуй (санскр. триджняна, «три мудрости») и др. Ближайшая в этом ряду — категория санъ цзан, поэтому синонимом санъ бао как обозначения совокупности всех благ и добродетелей выступает термин санъ бао цзан — «сокровищница трех драгоценностей».

В самом общем смысле Т. — это триада высших ценностей буддизма: Будда Шакьямуни, его учение — Дхарма и исповедующая таковое монашеская община — сангха. Играющее роль символа веры, их признание в качестве гл. мировоззренч. и жизненных ориентиров является определяющим признаком принадлежности к буддизму и фиксируется формулой санъ гуй (санскр. тришарана, «три прибежища / три возвращения / тройное возвращение / возвращение к трем») или ее паронимом санъ гуй [и] («благоговейное почтение [новообращенного] к трем [драгоценностям]»). Расширительное, особенно в ваджраяне, понимание «трех драгоценностей» включает в первую из них всех будд и йидамов, во вторую — учения будд и высших существ, в третью — бодхисаттв, шраваков, даков, дакинь и дхармапал. В этом смысле Т. — синоним «буддизма», о чем, в частности, свидетельствует назв. входящего в Трипитаку известного труда Фэй Чжан/Чан-фана «Ли дай сань бао цзи» («Записки о трех драгоценностях в сменявшиеся эпохи», 597), или «Сань бао лу» («Записи о трех драгоценностях»), включавшего в себя историч. очерк буддизма и каталог его текстов, авторов и переводчиков.

Т. присущи также два более узких, спец. значения. 1. Три центр, фигуры в гл. монастырских храмах, встречающиеся в двух вариантах: а) в центре Будда Шакьямуни, слева будда Бхайшаджья-гуру, справа будда Амитабха; б) в центре Амитабха, слева бодхисаттва Авалокитешвара, справа бодхисаттва Махастхамапрапта или бодхисаттва Манджушри.

2. Три компонента обряда посвящения, знаменующего вступление в тайные синкретич. секты, сформировавшиеся в период конца Мин — Цин (XVI-XIX вв.) в результате слияния простонар. буддизма с даосизмом, гл. обр. в интерпретации школы цюанъчжэнъ-цзяо («учение совершенной/полной истины»), и закрепившегося прежде всего в сектах хуантянь-дао (Путь Желтого неба) и игуань-дао (Путь проницания единым / всепроницающего единого), ныне продолжающих действовать на Тайване. Он состоит, во-первых, из «указания таинственного прохода», или «открытия сокровенной заставы» (дянь сюань гуанъ), напоминающего практику ци-гун по «открытию» у адепта свободной циркуляции «пневмы» (ци) в организме и представляющего собой прикосновение перстом посвящающего к особой точке между бровями посвящаемого, именуемой «таинственным проходом» (сюань гуанъ) и выступающей в роли «третьего глаза», или «глаза мудрости». Активирующее воздействие на нее должно при жизни порождать способность воспринимать тайные знания, а после смерти способствовать душе через нее покинуть тело и попасть в райскую обитель на небе.

Вместе с тем в тантрич. (ваджраяне) и даос, «внутриалхимических» (нэй дань) практиках, соединявших психофизиологич., йогически-медитативные, магико-сексуальные и медико-гимнастич. приемы, указанная точка на лбу, называемая также «таинственным отверстием» (сюань цяо), через к-рое, соотносясь с небом, организм пропускает «тьму духов» (вонь шэнъ) и «истинную пневму» (чжэнъ ци), представляет собой внешнюю проекцию находящегося в мозгу среднего психоэнергетич. резервуара — «киноварного поля» (дань тянъ), содержащего высшие ментально-витальные силы и обозначаемого как буд. термином «нирвана», так и даосским — «таинственная самка» (сюань пинъ), восходящим к «Дао дэ цзину» («Канон Пути и благодати», чжан 6). В данной системе «таинственным проходом» называлось и среднее «киноварное поле», расположенное в области солнечного сплетения, и в особенности нижнее — расположенное под пупком и концентрирующее либидозную, духовно-семенную энергию «изначальной пневмы» (юань ци).

Во-вторых, обряд состоит из передачи посвящаемому «печати совпадающего единения» (хэ тун инь), т.е. обучения его во время молитвы в храме складывать мудру — соединять пальцы и руки особым образом, напр, так, чтобы левая кисть обхватывала правую и оба больших пальца упирались в основание безымянного пальца правой руки. Такая композиция напоминает иероглиф хай («ребенок»), что призвано символизировать осознание себя в качестве чада высшего божества — У-шэн лао-му (Нерожденная Праматерь). В буддизме существует и особая мудра «трех драгоценностей».

В-третьих, он состоит из сообщения посвящаемому «устного секрета» (коу цзюэ), т.е. тайной вербальной формулы — мантры, дхарани, заклинания (чжоу), «истинного слова» (чжэнъ янь), «чудесной гатхи» (мяо цзе), «неписаной истинной сутры» (у цзы чжэнь цзин), к-рую нельзя писать и разглашать даже ближайшим родственникам, а следует регулярно повторять про себя в сочетании со складыванием мудры. В секте игуань-дао, напр., применялись такие мантры: «У тай фо Милэ» («Беспредельный] и велико[предельный] будда Майтрея»), «У-лян-шоу-фо» («Неисчислимо долголетний будда / Амитаюс»), «Нань у Амито-фо» («Южный беспредельный Амитабха»).

В яп. синто «три драгоценности» (самбо) в вариативном наименовании осамбо («почтенные три драгоценности») стали обозначать особую ритуальную утварь — кубообразную деревянную подставку с подносом для размещения жертвенных предметов в храме.


Соч.: Чжунхуа Да цзан цзин (Китайская Великая сокровищница канонов). Т. 1-106. Пекин, 1984-1996; Сутра о бесчисленных значениях. Сутра о цветке лотоса чудесной Дхармы. Сутра о постижении деяний и Дхармы бодхисатгвы Всеобъемлющая Мудрость / Пер. с кит., коммент, и подгот. изд. А.Н. Игнатовича. М., 1998.
Лит.: Арутюнов С.А. Триратна в синто // Индийская культура и буддизм. М., 1972. С. 274-277; Стулова Э.С. Вероучение секты Желтое небо // Баоцзюань о Пу-мине. М, 1979. С. 114-117, указ.; Тертицкий К.М. Китайские синкретические религии в XX веке. М., 2000. С. 182-186, 303, указ.; Иконография ваджраяны. Альбом / Автор- сост. Ц.- Б. Бадмажапов. М., 2003. С. 590.

А.И. Кобзев

Источник - энциклопедия Философия буддизма - Российская академия наук Институт философии / Редакционная коллегия: M. Т. Степанянц (ответственный редактор), В.Г.Лысенко (заместитель ответственного редактора), С.М.Аникеева, Л.Б.Карелова, А.И.Кобзев, А.В.Никитин, A.A. Терентьев




Яндекс.Метрика