Трисвабхава

Трисвабхава (санскр. trisvabhäva, «три природы», «три собственных природы») — буд. модель стратификации уровней реальности, развивавшаяся в йогачаре (виджнянаваде) и составившая важнейший вклад Индии в развитие трансцендентальной онтологии, в к-рой сущее рассматривается в отношении к субъекту. Т. организовала пространство многих схем буд. теории сознания и «практич. онтологии» и оказала первостепенно стимулирующее влияние на развитие онтологии реальности в адвайта-веданте.

Стратификационная онтология идеализма йогачары, соответствующая модели Т., различает три уровня реальности: реальность воображаемую (парикалъпита- свабхава) — опредмечивание сознанием собственных идей (когда, к примеру, идея кувшина или синего материализуется в представление об объективном, экстраментальном кувшине или синем), зависимую (паратантра-свабхава) — функционирование сознания через собственные механизмы причинно-следственных связей, и совершенную (паринишпанна-свабхава) — освобождение этого функционирования от полагаемого ложным «опредмечивания», вследствие чего в сознании отражается абсолютная и «чистая» сущность «таковости» (татхата). В своем развитии доктрина Т. прошла три осн. стадии.

На «дошкольной» стадии виджнянавады (примерно в III—IV вв., еще до появления нормативно организованной «школьной» традиции во главе со «схолархом», обеспечивающей стабильное воспроизведение текстов) — в «Ланкаватара-сутре» (гл. II и X) и в «Самдхинирмочана-сутре» — исчисление реальностей начиналось с низшего уровня — реальности воображаемой, а у первого «схоларха» школы Асанги исчисление начиналось со второго уровня — реальности зависимой (осн. материал в «М ахаяна-санграха-шастре», гл. II).

Васубандху принадлежит специальная «монографическая» разработка модели Т. В его сочинениях формально «счет» уровням реальности ведется в том же порядке, что и в «Ланкаватара-» и «Самдхинирмочана-сутре»: он начинается с реальности воображаемой, через к-рую описывается зависимая; при этом достижения Асанги в диалектике корреляций трех реальностей не только учитываются, но и развиваются до степени филигранной систематизации.

В комментарии к «Мадхьянта-вибхага-сутре» (приписываемой в наст. вр. Асанге) Васубандху трактует реальность воображаемую как «объекты», зависимую — как «измышление несуществующего», совершенную — как отсутствие «раздвоения» познающего и познаваемого (1.6). Если интерпретировать это сжатое различительное определение без помощи толкования Стхирамати (прибл. сер. VI в.), то для Васубандху истинная реальность предстает таким уровнем сознания, в к-ром устранено указанное «раздвоение», дегрессия до второго уровня реальности — миром сознания, к-рое функционирует в режиме этого «раздвоения», дальнейшая дегрессия до уровня низшего — миром сознания, к-рое «опредмечивает» иллюзии, связанные с этим «раздвоением», и тем самым «клонирует» объекты, считающиеся экстраментальными, самостоятельными по отношению к сознанию и противостоящими ему извне.

В «Тримшике» стратификации трех уровней реальности посвящены стихи 20- 25. Реальность воображаемая— это предметы, конструируемые различением познающего и познаваемого, зависимая — само это различение, обусловленное определенными факторами (такими как те, что описываются в формуле пратитья самутпада), совершенная — постоянное отсутствие в зависимой реальности того, что составляет содержание воображаемой, т.е. изъятие из нее самого «опредмечивания». По этой причине она и отлична, и не отлична от второй (ст. 20-22). Трем уровням реальности соответствуют три разновидности «отсутствия собственной природы» (ст. 23-25).

Васубандху, однако, не только затрагивал рассматриваемую тему в специальных пассажах своих сочинений, но и посвятил ей отдельный опус, к-рый правомерно оценить как вершину буд. трансцендентальной онтологии. Речь идет о стихотворном трактате «Трисвабхава-нирдеша» («Определения трех природ»), сохранившемся не только на тиб. языке, но и на санскрите. Структура трактата выражает претензию философа на полное исчерпание темы исследования: вначале три уровня реальности получают взаиморазличительные определения (ст. 1-9), затем предлагается схема их корреляций в форматах сущего—не-сущего, двойственного—единого, загрязненного-очищенного (ст. 10), выяснение границ между ними, к-рые однозначно ясно прочерчены быть не могут (ст. 11-21), корреляция их с т.зр. языковых конвенций и языковой практики (ст. 22-23), порядок их познания (ст. 24-26), иллюстративный пример, к-рый дается с целью «визуализации» предложенных онтологич. различений (ст. 27-34), и, наконец, «практич. применение» сказанного для достижения освобождения (ст. 35-38).

Хотя и здесь Васубандху ведет счет с реальности воображаемой, определения трех уровней начинаются — под явным влиянием Асанги — с уровня реальности зависимой, к-рая, т.о., и здесь становится как бы «субстратной» для двух других. Обусловленное — то, что является, воображаемое — то, как оно является, совершенное — вечное несуществование как являющегося, так и формы его проявления (ст. 2-3). То, что является (реальность зависимая), — это воображение о не-сущем; как является (реальность воображаемая) — сама «раздвоенность» на субъектное и объектное, несуществование последней — состояние сознания за ее пределами (ст. 4). Зависимая реальность осуществляется взаимодействием двух потоков сознания — аккумулированного и активного (шесть нормативных видов познавательной деятельности, соответствующих осознанию работы пяти чувств-индрий и ума-манаса, и сам процесс осмысления самих этих осознаний), к-рые обусловливают друг друга.

В отношении языковой практики реальность воображаемая непосредственно ей соответствует, зависимая характеризуется как «обладание» ею, совершенная же — как разрушение вербализации (соответстветственно и той рационализации, к-рая позволяет «профаническому» сознанию жить в мире субъектно-объектных отношений). Познание трех уровней реальности должно начинаться с познания реальности зависимой (снова очевидное влияние Асанги), т.к. она есть на самом деле отсутствие «раздвоенности», затем познается воображаемая — как «раздвоенность» несуществующего, наконец, совершенная — как «положительное отсутствие раздвоенности». В результате все три уровня реальности характеризуются отсутствием «раздвоенности» (хотя и на разных основаниях) и непостижимостью (ст. 23-26).

Соотношение этих уровней Т. иллюстрируется ситуацией, когда фокусник-маг заставляет зрителей видеть на подмостках вызванную действием его мантры иллюзию слона. Сам слон соответствует здесь реальности воображаемой, его форма — зависимой, его реальное отсутствие на подмостках — совершенной (ст. 28). Поскольку же образ слона был извлечен из тайников «аккумулированного сознания» (алая-виджняна), последнее сопоставляется с мантрой, сам слон — с «раздвоенностью», его форма — с воображением зрителей, кусок дерева (к-рый «превратился» в слона действием мантры) — с «таковостью», или истинным положением вещей (ст. 29-30).

При познании истины все три уровня реальности постигаются одновременно, но тут же устанавливается и постепенность в их освоении: вначале изучается воображаемое («изучение» здесь означает «разоблачение»), затем отвергается проявление зависимого, затем обретается совершенное (ст. 32). Это равнозначно, следуя тому же примеру, прекращению видения слона, исчезновению его иллюзорной формы и синхронному восприятию действительно существующего куска дерева (ст. 34). Конечный пункт медитативной практики йогачары по методу «снятия» трех уровней реальности — постижение того, что нет воспринимаемых вещей, но есть только мысль, а затем «устранение» и самой мысли, к-рое ведет к «всепревосходному просветлению» (ст. 36-38).

Сравнение с деятельностью мага позволяет предположить, что Васубандху, следуя частично Асанге, предложил на деле свой, третий (и последний) логически возможный «счет реальностям», взяв за исходный на деле третий уровень — сферу «таковости». Именно сознание в режиме «таковости» оказывается тем чистым субстратом, на к-рый налагаются и «опредмечивание» представлений, и необходимо связанная с ним иллюзорная (с т.зр. буд. идеализма) субъектно-объектная «раздвоенность».

С Васубандху разработка трех уровней реальности в йогачаре не завершается. Так, Стхирамати, толкователь и Асанги, и Васубандху, в комментарии {тика) к «Мадхьянта-вибхага-сутре» трактует воображаемую реальность как воображение того, что существует даже несуществующее, — «раздвоение» опыта на раздельные субъективный и объективный факторы. Он делает, однако, весьма важное замечание, что и такая реальность называется так — васту — правомерно, поскольку, не существуя сама по себе, она все же существует — на уровне практики. Зависимая реальность — «подвластная», т.к. ее порождение связано с причинами и условиями. Но здесь Стхирамати цитирует стих, согласно к-рому «реальность зависимая относится к чисто мирской сфере», иными словами, речь идет о реальности на уровне практич. жизни (а не о природе вещей как они есть). Наконец, реальность совершенная есть лишенность «раздвоенности» (на субъектные и объектные члены отношения), к-рая характеризуется «первозданностью» и совершенством неизменности. Все три уровня можно, по его мнению, описать через «воображение о несуществующем». «Так, — завершает свое толкование Стхирамати, — демонстрируется та „вещь", включающая в себя во ображение о несуществующем и пр., к-рая вначале должна быть познана, затем отброшена, а затем реализована» (1.6). При этом познание относится к первому уровню реальности, «отбрасывание» — ко второму, «реализация» — к третьему.

Терминология, связанная с концепцией Т., непосредственно используется Гаудападой в «Мандукья-кариках» (IV.73-74), однако при всей своей близости и к мадхьямаке и к йогачаре, адвайта-ведантист отказывается от идеалистического «догмата» о том, что единственными реально-сущими могут быть только режимы работы сознания (как в Т.), и рассматривает реальность также и экстраментальных объектов, к-рые не являются для него только побочными продуктами работы «вселенского мага». Еще более от буд. идеализма пытается дистанцироваться его преемник Шанкара. Однако завершающая формула трех уровней реальности в адвайте, принадлежащая Дхармарадже (XVII в.), в к-рой различаются реальности иллюзорная (пратибхашика), практическая (въявахарика) и конечная (парамартхика), несомненно несут печать Т.

Востребованность для историко-филос. науки специального рассмотрения стратификации уровней реальности в инд. философии объясняется тем, что здесь мы имеем дело с самым ранним опытом разработки онтологии реальности. Она завершила весь свой более чем 1500-летний историч. цикл (III—XVII вв.) к тому времени, когда зап. трансцендентальная онтология, первые признаки к-рой обнаруживаются у Генриха Гентского и Матфея из Акваспарты (XIII в.), обративших внимание на «мыслительную» реальность воображаемых объектов, успела сделать по существу лишь свои первые шаги — перед новым этапом, связанным с картезианской революцией в философии, к-рой предстояло совершить решительный «онтологич. поворот к субъекту».


Лит.: ElPh. Vol. 8. Buddhist Philosophy from 150 to 350 A.D. / Ed. by K.H. Potter. D., 1999; Шохин В.К. Васубандху и его стратификация уровней реальности. Васубандху. Определение трех уровней реальностей / Пер. с санскр. и примеч. В.К. Шохина // Вестник РУДН. Серия «Философия». 2007. 1 (13). С. 117-132; он же. Стратификации реальности в онтологии адвайта-веданты. М., 2004.

В.К. Шохин

Источник - энциклопедия Философия буддизма - Российская академия наук Институт философии / Редакционная коллегия: M. Т. Степанянц (ответственный редактор), В.Г.Лысенко (заместитель ответственного редактора), С.М.Аникеева, Л.Б.Карелова, А.И.Кобзев, А.В.Никитин, A.A. Терентьев




Яндекс.Метрика