«Вималакирти-нирдеша-сутра»

«Вималакирти-нирдеша-сутра» (санскр. Vimalakïrti-nirdesa-sutra, кит. «Вэймоцзе [со шо] цзин» — «Сутра о [том, что говорил] Вималакирти», «Бу кэ сы и цзе то фа мэнь» — «Сутра школы Непостижимого мыслью освобождения», яп. «Юйма-гё»). Санскр. оригинал утерян. Сохранились три кит., один тиб. и разрозненные отрывки уйгурского переводов, сделанных с санскрита независимо друг от друга. Переводы на кит. яз. принадлежат Чжи Цяню (III в.), Кумарадживе (344/350 - 409/413) и Сюань-цзану (600/602 - 664).

Записанная в Индии на рубеже н.э., «В.» единственная среди махаянских текстов дает описание образа идеального последователя махаяны — благочестивого мирянина, знатного горожанина, возвышенного над десятью учениками Будды и четырьмя прославленными бодхисаттвами, в т.ч. и Майтреей, только за то, что он достиг прозрения и тем сохранил свое имя (санскр. Вималакирти — «Прославленный непорочностью») чистым, не уходя из мира.

Филос. наполнение сутры — учение об «истинном пробуждении» (кит. чжэн цзюэ), о «государстве Будды» (кит. фо го), идеи «нераздвоенного сознания» (кит. бу эр фа мэнъ), проявлений «безмерного мира» (кит. у лян) и «непостижимого мыслью освобождения» (кит. бу кэ сы и цзе то) — является общим для целого ряда буд. сочинений, входящих в класс праджняпарамиты сутр. Вкладывание этого содержания в уста мирянина как проявление возникшей в I—II вв. н.э. общей тенденции буддизма к демократизации и к слиянию со светской культурой является фактом, определившим особую роль этой сутры среди др. буд. сочинений. В тексте сутры встречается ряд образов, иллюстрирующих идею «непостижимого мыслью освобождения»: гора Сумеру спрятана в горчичном зерне, а обитатели ее даже не подозревают об этом; в крошечную камору Вималакирти беспрепятственно входят сначала все ученики Будды, потом все бодхисаттвы, потом и все жители города Вайшали и все обитатели Четырех небес, а со стенами комнаты и с городскими стенами и постройками ничего не делается и т.п. Это примеры того, как освободивший свое сознание от противоречий логич. мышления, бодхисаттва становится «непостижимо свободным» от законов и соразмерностей обычного мира. «Непостижимое мыслью освобождение» неразрывно связано с учением о высшей мудрости (праджняпарамите). Бодхисаттва Манджушри — единственный, кто не посрамлен мирянином Вималакирти в споре об истинной сути буд. учения. Сутра, несомненно, была создана как полемич. выпад сторонников махаяны против защитников хинаяны. Об этом свидетельствует и «победа», одержанная мирянином над учениками и бодхисаттвами, и нек-рые др. образы сутры. Напр., эпизод с небесными цветами, рассыпаемыми небесной феей, к-рые «как учение Будды, не знают различий и осыпают всех»; когда же эти цветы прилипают к телам учеников, фея поясняет: «Это потому, что они не сумели избавиться от различий в своем сознании». Или же сцена с превращением Шарипутры (см. Маудгальяяна и Шарипутра), одного из учеников Будды, в женщину для того, чтобы он понял, что прозрения могут достичь не только мужчины, но и женщины, и как в превращенном Шарипутре перепутаны внешний облик и содержание, так же в женщине недостойная форма сочетается с истинным устремлением.

«Сутра о Вималакирти» сыграла важную роль в идеологич. споре сторонников монашеского и светского буддизма в Китае и, безусловно, в обращении простолюдинов в буддизм, о чем свидетельствует упрощенное изложение ее для простонародья в жанре бянь-вэнь — «Бяньвэнь о Вэймоцзе». Как писал П. Демьевиль, «тип образованного светского буддиста с прекрасными манерами и склонностью к изящным рассуждениям больше, чем оборванный и странный монах, импонировал кит. вкусу» (1973, с. 439).

Образ Вималакирти, возникший в поворотный момент истории буддизма — ослабления ритуальной и телесной религ. практики и усиления психологич. переживания, — остался до конца связанным с этой тенденцией все большего отказа от одного в пользу другого. В этом смысле «средство освобождения», открытое Вималакирти, можно сравнить с «Путем», изложенным Буддой пяти аскетам. Недаром на вопрос о том, что такое «нераздвоенное сознание», Вималакирти отвечает тем же абсолютным молчанием, каким Будда отвечал на вопрос о начале всего. Особенности кит. переводов сутры позволяют поставить вопрос о том, является ли фил ос. интерпретация сюжета о Вималакирти в каждом из трех переводов (в пер. Чжи Цяня — в русле общих идей махаяны, в пер. Кумарадживы — в духе доктрины шуньявады, в пер. Сюань-цзана — в духе учения йогачары/виджнянавады; см. также Вэйши-цзун) достоянием истории кит. буддизма или же она отражает состояние оригиналов, поступавших в Китай и менявшихся параллельно с развитием буддизма в Индии. По-видимому, обе тенденции в развитии текстологич. судьбы сутры действовали одновременно.

В предисл. к «В.», написанном одним из четырех знаменитых учеников Кумарадживы — Сэн-жуем (IV-V вв.), недвусмысленно говорится о том, что учение о «пустоте»-шу«ье (см. Шуньята) было осознано китайцами только в IV в. У Сэнжуя вызывает раздражение тот факт, что в ранних переводах мало разъяснений о сознании-вместилище — виджняне и о пустотной природе всего сущего — шунье, зато много говорилось о духах, и что переводчики перекраивали главы так, чтобы гл. действующим лицом стал Майтрея, ибо в канонич. варианте сутры Майтрея фигурирует в числе буд. святых, побежденных мирянином в споре. Также становится очевидным и тот факт, что первые буд. тексты китайцами либо использовались для гаданий и жертвоприношений, либо воспринимались сквозь призму даос, мессианства — как предсказания сошествия благой силы в момент окончания очередного цикла.

Буд. путь в сознании китайцев был близок идеальному Пути-дао правления императора. Об этом недвусмысленно говорит фраза из предисл. к сутре, написанного Сэн-чжао: «Небом [поставленный] правитель Великой Цинь силой своего духа превосходит весь мир. Его [открытый] тайному разум единственный достиг просветления. Распространяя [на весь мир свое] предельное [соединение с истиной Неба и Земли], он простер его над десятью тысячами [вселенских] механизмов. Прокладывая Путь, он совершит преобразование на тысячи лет».

В Японию Вималакирти (яп. Юйма) попал как готовый символ придворного, шире — светского последователя буддизма. До кон. XIX в. японцы пользовались кит. переводами сутры, а первый яп. комментарий был составлен знаменитым патроном буддизма — принцем Сётоку-тайси (612). До сих пор «Сутра о Вимала-кирти» является популярным выразителем махаянских идей демократизации и секуляризации, заложенных в нее при создании, и остается актуальным текстом для яп. буддизма. Об этом свидетельствуют новые переводы сутры на яп. язык, а также роман «Юймаки», где Вималакирти — городской отшельник, внутр. монах, предстает как идеал последователя Будды в совр. мире.

Имеются пер. «Сутры о Вималакирти» на англ. (два из них опубликованы японцами: Kakichi Ohara, 1898, Hokei Idumi, 1924; а также: Ch. Luk, 1972; R.A. Thurman, 1976; S. Boin, 1976) и франц. (È. Lamotte, 1962) языки. В кн. Икэда Дайсаку (1979) приведена библиография переводов и работ о «В.», вышедших в Японии. На рус. яз. переведен «Бяньвэнь о Вэймоцзе» (1963).


Изд.: ТСД. Т. 14; Lamotte É. L'Enseignement de Vimalakïrti. Louvain, 1962; Бяньвэнь о Вэймоцзе. Бяньвэнь «Десять благих знамений»: (Неизвестные рукописи бяньвэнь из Дуньхуанского фонда Ин-та народов Азии) / Изд., предисл., пер. и коммент. Л.Н. Меньшикова. М, 1963; The Vimalakïrti Nirdesa-Sütra / Tr. from the Chinese by Lu K'uan Yu (Ch. Luk). Berk.-Los Ang., 1972; The Holy Teaching of Vimalakïrti: A Mahäyäna Scripture / Tr. by R.A. Thurman. University Park, 1976; The Teaching of Vimalakïrti (Vimalakïrti-nirdesa) / Rendered into Engl. by S. Boin // Sacred Books of the Buddhists. Vol. 32. L., 1976 (Pali Text Society).
Лит.: Mather R.B. The Doctrine of Non-Duality in the Vimalakïrti Nirdesa- Sütra. Berk., 1950; Zürcher E. The Buddhist Conquest of China. Leiden, 1959; Demiéville P. Vimalakïrti en Chine // Choix d'études bouddiques. Leiden, 1973; Ikeda Daisaku. Vimalakirti and the Ideal of the Lay Believer // Buddhism: The First Millenium. Tokyo, 1979; Комиссарова Т.Г. О трех китайских переводах Вималакирти нирдеша-сутры // П.И. Кафаров и его вклад в отечественное востоковедение: (К 100-летию со дня смерти). Материалы конф. Ч. 3. М., 1979. С. 32-39; она же. Три китайских предисловия к «Сутре о Вималакирти» // Письменные памятники Востока. Ежегодник: 1978-1979. М., 1987. С. 204-217; Хуэй- цзяо. Жизнеописания достойных монахов / Пер. с кит. М.Е. Ермакова. Т. 1. М., 1991; Сэн-чжао. Трактаты / Пер. К.Ю.Солонина // Буддизм в переводах: Альманах. Вып. 2. СПб., 1993; ЛаФлёр У. Карма слов: Буддизм и литература в средневековой Японии. М., 2000.

По материалам Т.Г. Комиссаровой

Источник - энциклопедия Философия буддизма - Российская академия наук Институт философии / Редакционная коллегия: M. Т. Степанянц (ответственный редактор), В.Г.Лысенко (заместитель ответственного редактора), С.М.Аникеева, Л.Б.Карелова, А.И.Кобзев, А.В.Никитин, A.A. Терентьев




Яндекс.Метрика