Вьяпти

Вьяпти (санскр. vyäpti, букв, «область, поле, арена, [к-рую занимает термин]») — логич. отношение «проникновения», или неизменного сопутствования терминов (авинабхава) умозаключения, в буд. логике — одно из обозначений неразрывной связи терминов вывода (анумана), лежащей в основании операции выведения. Буддисты употребляли термин В. вслед за небуддистами, но предпочитали собственные обозначения неразрывной связи: авинабхава, сахачарья.

Отношение неразрывной связи является коррелятом, аналогом отношения логич. следования в зап. логике, потому что в инд. праманаваде она связывает не высказывания (как в зап. логике), а термины. Относительно происхождения термина В. между исследователями существует полемика. Г. Якоби считал, что логич. понятие неразрывной связи (сахачарья, нем. Konkomittanz) было привнесено в инд. теорию вывода вайшешиком Прашастападой. В истории формирования понятия неразрывной связи Г. Якоби различил три существовавшие интерпретации В.: вариант нъяи, представленный в «Ньяя-сутрах» Готамы-Акшапады и комментатарии Ватсьяяны (III—VI вв.), вариант интерпретации основателя вайгиегиики Канады (ок. I в.) и интерпретацию Прашастапады (ок. VI в.). Если для найяиков В. есть, по сути, отношение аналогии, то Канада старался показать ее основания в реальности в четырех видах отношений между объектами: причинно-следственном, отношении связи вообще, противоположении и интеграции (Вайшешика-сутры IX.2.1). Прашастапада, отмечает Г. Якоби, заменил реалистически истолкованную связь понятием чисто логич. неразрывной связи. Буддисты, по мнению Якоби, заимствовали свое учение от вайшешиков между I-VI вв. Так же как Канада, они старались «подпереть» логич. отношение неразрывной связи терминов отношениями между объектами в чувственной реальности: причинно-следственными, тождества и невосприятия. Однако сугубо чувственная реальность у буддистов школы йогачара (в к-рой, собственно, и появилась на свет буд. логика) толковалась только как «подкладка» эмпирич. реальности, «подкладка», несомненно существующая, но в принципе непознаваемая. Отношение неразрывной связи, с т.зр. йогачаров, устанавливается между мыслями об объектах, выражаемыми в словах. Именно мысли находятся между собою в неразрывной связи, к-рая детерминирована априорными законами мышления.

Ф.И. Щербатской считал, что понятие неразрывной связи впервые было введено в логику буддистом Дигнагой, и находил доказательство тому в полемике с Дигнагой по проблеме неразрывной связи, к-рую вел найяик Уддйотакара в его «Ньяя-варттике». Согласно С. Анакеру, одно из самых ранних определений В. как неизменного сопутствования (авинабхава) и требование включить ее выражение в структуру вывода в виде общей посылки содержатся в «Вадавидхи» Васубандху («нераз- рывная связь» означает, что один объект не может существовать без другого, как дым не может существовать без огня), и уже оттуда оно перекочевало к Дигнаге. Васубандху предлагал формулировать вывод с установлением существования неразрывной связи так: (Тезис) Звуки речи не вечны; (Основание) Поскольку они возникают сразу же за усилиями по их произнесению; (Установление неразрывной связи) Всюду, где имеет место возникновение сразу же за усилиями, нет вечности; (Пример) Как у горшка, но не так, как у пространства. Он писал, что основание вывода является демонстрацией неразрывной связи с выводимым. Если оно такой связи не демонстрирует, значит, не является и действительным основанием выведения. Буд. понимание неразрывной связи было номиналистским и противостояло реалистическому ее пониманию во всех остальных школах логики. В. напоминает распределейность терминов в совр. западной логике, но в отличие от распределенное, к-рая устанавливается непосредственно между двумя терминами (по дефиниции термин считается распределенным, если он полностью включается в объем другого термина или полностью исключается из него), В. требует третьего термина, обозначающего локус (место), в к-ром встречаются обозначаемые термином предметы. Этот третий термин называется дхармин (носитель качества), а термины, В. к-рых определяется, называются дхарма (здесь: качество). Говоря о В. двух терминов как об их взаимопроникновении, инд. авторы определяют отношение между областями их распространения. Считается, что один объект проникает в другой, если он наблюдается во всех случаях, когда наблюдается другой, или же в большинстве случаев. Напр., выясняя В. огня и дыма, мы учитываем, что дым не может существовать без огня, а огонь без дыма — может, поэтому мы говорим, что В. огня больше В. дыма. Если бы объемы терминов совпадали, то можно было бы сказать, что один проникает другой или проникаем им.

Проблема обоснования В. была центральной в инд. логике и часто дискутировалась в текстах по праманаваде. Инд. логики считали, что неразрывная связь терминов гарантируется, во-первых, определенной структурой вывода; во-вторых, определенным типом отношений в чувственной реальности признаков, обозначаемых средним и большим терминами. Отношения между признаками (являющимися в силлогизме основанием вывода и выводимым) демонстрируются в иллюстрирующих примерах, субъекты к-рых отличаются от субъекта заключения, что придает инд. выводу индуктивный характер.

Для реалистов залогом В. была пятичленная структура классического силлогизма найяиков (о ней подробнее см. Логика буддийская). Буддисты критиковали названную модель и ограничивали структуру вывода только «необходимыми», «доказывающими» членами (аваява): тремя (в «выводах для другого», парартха- анумана) или двумя (в «выводах для себя», свартха-анумана). В «выводе для другого» они явно начинают использовать общие посылки и интуитивно стараются придать рассуждению дедуктивный характер, чего ранее в Индии никто не делал. На придание В. дедуктивного характера работало также использовавшееся буддистами правило трехаспектности (трайрупья) основания вывода, роль к-рого они существенным образом повысили. Среди гарантирующих В. отношений между терминами они выделяли причинно-следственные отношения (сокр. карья), отношения тождества (тадатмья) и одновременное невосприятие терминов (сокр. анупалабдхи).

Отношение проникновения подразделялось на две разновидности: антарвьяпти (букв, «внутреннее проникновение», «внутренняя неразрывная связь среднего термина и выводимого») и бахир-вьяпти (букв, «внешнее проникновение», «внешняя» неразрывная связь среднего термина и выводимого). Основанием деления В. стало место установления связи. Согласно С.Ч. Видьябхушане, «внутренняя» связь есть связь между хету и садхьей, к-рая гарантируется тем, что оба термина суть признаки субъекта вывода — пакши, т.е. вмещаемые, а пакта — их общее место, т.е. вмещающее. Антар-вьяпти усматривается непосредственно в субъекте вывода. «Внешняя» связь хету и садхьи усматривается в субъекте иллюстрирующего примера по сходству. Ее «неразрывность» гарантируется тем, что оба термина обозначают признаки субъекта иллюстрирующего примера, т.е. устанавливаются «вне» пакши. Б.К. Матилал уточнил, что антар-вьяпти имеет место в тех выводах, в к-рых пример по сходству составляет часть пакши (это означает, что субъект примера по сходству есть элемент класса субъекта вывода), а бахир-вьяпти — в тех, в к-рых пример по сходству не является частью пакши (т.е. субъект примера по сходству не входит в качестве элемента в класс субъекта вывода, т.к. принадлежит другому классу). Примером силлогизма с антар-вьяпти Шанта-ракшита называет силлогизм «Человек-лев». Во втором случае речь идет о силлогизмах вида: «На холме огонь, т.к. там дым, как в очаге на кухне». Здесь «очаг на кухне» — субъект иллюстрирующего примера по сходству — не включается в класс «холмов».

Относительно происхождения классификации видов В. также нет единого мнения. К. Бхаттачарья приписывал ее создание джайнам, а буд. вариант теории антар-вьяпти назвал прямым продолжением концепции естеств. связи (свабхава-пратибандха) Дхармакирти. Э. Штайнкелльнер и Б.К. Матилал считали, что ее разрабатывал Дхармакирти. Шантаракшита в «Таттва-санграхе» и его комментатор Камалашила в «Паньджике» используют концепцию антар-вьяпти — бахир-вьяпти для опровержения джайнской концепции неразрывной связи — постоянного сопутствования (аньятха-анупапаннатва). При этом они опровергают состоятельность и концепции названных видов В. (в шлоках 1385-1388). Ратнакарашанти (XI в.) посвятил антар-вьяпти — бахир-въяпти специальное соч. «Антар-вьяпти-самартхана» («Обоснование внутреннего проникновения»).


Соч.: Ratnäkara Sänti. Antarvyäptisamarthana / Ed. by H. Shastri // Six Buddhist Nyâya Tracts. Cale, 1910 (Bibliotheca Indica. Vol. 185). P. 103- 114; Säntaraksita. Tattvasamgraha, with the Comment. Panjikâ by Kamalasïla / Ed. E. Krsnämäcärya with a Foreword by В. Bhattacharyya. 2 vols. Baroda, 1926 (Gaekwad's Oriental Series. Vol. XXX-XXXI).
Лит.: Vidyabhusana S.C. A History of Indian Logic: Ancient, Mediaeval and Modern Schools. D. etal, 1978; PandeyaR. Major Hetväbhäsas: A Formal Analysis with Reference to Nyäya and Buddhism. D., 1984; Bhattacharya K. Marginal Notes on antarvyäpti II Studies in the Buddhist Epistemological Tradition: Proceedings of the Second International Dharmakïrti Conference. Vienna, June 11-16, 1989 / Ed. by E. Steinkellner. Wien, 1991. P. 1-2; Matilal B.K. The Character of Logic in India / Ed. by J. Ganeri, H. Tiwari. Albany, 1998; Канаева H.A., Заболотных Э.Л. Проблема выводного знания в Индии / H.A. Канаева; Логико-эпистемологические воззрения Дигнаги и его идейных преемников / Э.Л. Заболотных. М, 2002; ElPh. Vol. 9. Buddhist Philosophy from 350 to 600 A.D. Ed. by K.H. Potter. D., 2003, 2008.

H.A. Канаева

Источник - энциклопедия Философия буддизма - Российская академия наук Институт философии / Редакционная коллегия: M. Т. Степанянц (ответственный редактор), В.Г.Лысенко (заместитель ответственного редактора), С.М.Аникеева, Л.Б.Карелова, А.И.Кобзев, А.В.Никитин, A.A. Терентьев




Яндекс.Метрика