Средневековое искусство боя на мечах

На этом месте мне хотелось бы попросить читателя проститься с любимым предрассудком. Неоднократно можно усл ышать, что японское искусство фехтования на мечах - кенджутсу - наиболее совершенное в мире, в то время как в европейское Средневековье на мечах дрались друг с другом только с применением грубой силы, без какого-либо искусства. Абсолютно в соответствии с лозунгом: «Проигравший - тот, у кого у первого отказывала рука». Это заблуждение! Средневековое искусство фехтования на мечах было гораздо более развитым, чем считается. На самом деле оно не уступает японскому кенджутсу. Мне хотелось бы начать эту главу комментарием известного эксперта в области мечей Хериберта Зайтца. В своей работе «Холодное оружие» (Blankwaffen) о средневековом искусстве фехтования на мечах он пишет: «Все, что обещало успех, применялось без всякого исключения. [...] С этой точки зрения, искусство фехтования было без правил - жестоким и примитивным » (Seitz, Bd. 1. S. 166).

Работа Зайтца в науке об оружии настолько основательна, насколько этот комментарий все же отражает представления о морали и предрассудки двадцатого века. Здесь смешаны этика и искусство. Естественно, средневековое фехтование на мечах было направлено на то, чтобы добиться победы любыми средствами: фехтовальщик Ганс Сакс (1494-1576) сообщает, например, о «перерубании ноги, уколе в пах и перерубании руки, смертельном ударе, отрубании пальцев, уколе в лицо». Но эти приемы не являются признаком общей грубости, а лишь чистой необходимостью эффективной самозащиты. Современный эксперт фехтования на мечах Ги Виндзор по этому поводу замечает: «Если наказанием за проигрыш была смерть или тяжелое увечье, само собой разумеется, надо было выигрывать любой ценой ». (Winds or. S. 9.).

Таким образом, средневековое искусство фехтования на мечах хотя и «Не имело правил», но определенно не было «грубым и примитивным». Процитированное во вступлении предубеждение, что всегда побеждал сильнейший, мастер Дёбрингер опроверг уже в 1389 году тем, что технические приемы побеждали чистую силу: «Если сильный снова должен быть сильным, то сильнейший победит в любом случае, поэтому Лихтенауэр ведет речь о том, чтобы сражаться по правилам настоящего искусства, чтобы более слабый своим искусством и хитростью победил скорее, чем более сильный своей силой - разве не в этом состоит искусство?» Учебники по фехтованию, написанные старыми мастерами, показывают нам отточенное, богатое трюками, подчиненное стратегии искусство фехтования на мечах, выходящее далеко за рамки применения чистой силы.

Все, что мы знаем о средневековом искусстве фехтования, происходит большей частью из так называемых книг по фехтованию. При этом речь идет о широко распространенной специальной литературе, представлявшей собой вместе со справочниками по другим темам (например, руководствам по траволечению) наиболее читаемый пласт литературы Средневековья. Если перевести жанр этих книг соответствующим современным библиографическим термином, то их можно представить как «руководства ». Древнейшая из дошедших до нас книг по искусству фехтования датируется концом XIII - началом XIV века. При этом речь идет о «Манускрипте 1.33», который также ошибочно называют «Тауэрской книгой по фехтованию». В манускрипте представлены поединки на мечах и щитах с пояснениями на смеси немецкого и латыни. Любопытно, что мастера фехтования из манускрипта 1.33 однозначно идентифицируются как лица духовного сана, на многих рисунках изображены фехтовальщики в рясах с тонзурами.

С культурно-исторической точки зрения, представляет также интерес учебник фехтования, написанный в 1512 году по поручению императора Максимилиана. Иллюстрации для него сделал не кто иной, как Альбрехт Дюрер. Текст написан самим Дюрером, его другом Виллибальдом Пиркхаймером, который набрался боевого опыта в различных боевых походах, а также кем-то третьим, имя которого до сих пор не известно. Большинство использованных в нем исторических иллюстраций взято из так называемого «Кодекса Валлерштайна», руководству по фехтованию XV века (очень интересную дополнительную информацию о Кодексе можно бесплатно получить на сайте Арма: www.thearma.org).

Средневековое боевое искусство меча традиционно называется фехтованием. Впрочем, термин «фехтование» является здесь слегка непонятным словом. В средневековом фехтовании применялись все виды холодного оружия - от кинжала до алебарды и копья. Ближний бой без оружия также играл большую роль наряду с фехтованием на мечах. В раннем Средневековье поединки проходили на одноручных мечах с применением щитов. В это время возникло выражение «защищаться» (то есть «прикрываться щитом»). Позднее в Европе слово «защита» стало синонимом «боя на мечах», а мастера фехтования называли себя «мастерами защиты», а термины «защищаться» и «фехтовать» долгое время употреблялись параллельно, до тех пор пока в начале нового времени эти понятия окончательно не разделились.

В средние века существовали две большие школы искусства фехтования на мечах - итальянского и немецкого стилей. Из них, по-видимому, существенно значимым представляется немецкий. Если итальянский стиль в действительности был представлен только двумя манускриптами и мастерами - Flos Duellatorum (1409 г.) Фиори де Либериса и De Arte Gladiatora Dimicandi (1482-1487) Филиппа Вадиса, то все остальные сохранившиеся средневековые книги по фехтованию вышли из-под пера немецких мастеров Йоханнеса Лихтенауэра, Ханса Тальхофера, Ханко Дёбрингера, Зигмунда Рингэкка, Петера фон Данцига, Юде Отта и Паулуса Кала и являются сейчас наиболее известными среди многих.

В раннем Средневековье в семьях щиты передавались по наследству, сын учился у отца. При крупных княжеских дворах обычно наиболее талантливые бойцы занимались обучением остальных воинов, хотя уже кое-где сообщается об отдельных «мастерах защиты». Напротив, в среднем и позднем Средневековье «мастерство защиты» становится настоящей профессией, и в этот же период были написаны многие книги по фехтованию.

В позднем Средневековье произошли также изменения в вооружении и военном искусстве. Сплошной латный доспех заменил кольчужную рубаху. Щит в большинстве случаев уже стал ненужным. Таким образом, у воина освободилась рука, и он смог взяться за меч обеими руками. Соответственно, рукояти и клинки стали длиннее. Со временем появился «длинный меч», а искусство владения им превратилось в «коронную» дисциплину всего искусства фехтования на мечах.

«Мастер защиты» в то время получал содержание как нанятый учитель. Можно думать, что к тому времени возникла большая потребность в знаниях о ближнем бое. Деревенские и городские общины жили в постоянной неуверенности, так как повсеместно шли какие-нибудь мелкие войны. Поэтому мастеров меча принимали на службу для обучения отрядов знати или городских дружин владению оружием.

Простые граждане также интересавались искусством фехтования. С одной стороны, они должны были как-то защищаться от разбойников и грабителей, с другой, - сущест вовал широко распространенный обычай решать правовые споры в настоящих поединках перед судом. Перед проведением такого суда противники, как правило, брали дополнительные уроки у мастера фехтования. В определенных случаях противников на судебном поединке могли представлять бойцы. Вместо себя их могли выставлять старики, инвалиды, женщины, дети, лица духовного звания, а также иногда и евреи. «В связи с этим возникла отдельная специальность, которая, из-за того что судебные поединки возникали нечасто, называлась «путешествующим наймом». Такие странствующие бойцы даже получали фамилии по названию своей профессии: Кемпе, Кемпер и т. д.» (Schubert. S. 234.). В отличие от всеми признанных «мастеров защиты», такие странствующие бойцы в среднем Средневековье считались бесправными, они ни в коем случае не могли претендовать на возмещение ущерба. «Каждый, кто перед судом Божьим предстанет как заменяющий боец, должен [...] обязаться присягой, что он убежден в справедливости представляемого дела. В случае поражения при уголовных процессах его постигало то же наказание, что и представляемого, в худшем случае - смерть». (Hils. S. 225).

Такое положение изменилось в XIV веке - Божий суд заметно вышел из моды. Благодаря этому жизнь бойцов-представителей изменилась к лучшему. Они ходили по городам и весям и представляли свое искусство на показ в боях-представлениях. Участие в таких поединках стало признанной профессией, которая начала медленно приближаться к профеесии «мастера защиты».

Как можно видеть, ремесло «мастера защиты» было настоящей профессией. Поэтому мастера пытались сохранить в тайне свои профессиональные секреты. Свои знания они передавали в форме зарифмованных изречений - «памяток». Это была традиция, восходившая к мастеру Лихтенауэру. Такая скрытность отражается и в более поздних книгах по фехтованию. Памятки не были учебниками в современном смысле, а как тайные опорные заметки для памяти, содержащие финты и тактические приемы.

Только те могли их правильно интерпретировать или расшифровать, кто до этого прошел обучение фехтованию у мастера, как об этом писал мастер Рингек: «...Написаны скрытыми и аллегорическими словам, чтобы искусство не стало общедоступным».

В XV веке в Германии получило большое развитие население свободных городов. Города и их граждане создавали все большую конкуренцию для знати и вынуждены были часто отражать нападения рыцарей-разбойников. Свободных граждан император наделил рядом привилегий, к которым также относилось ношение меча. «Длинный меч [...] был ощутимым средством для того, чтобы не только продемонстрировать собственную ориентацию на более высокий социальный и культурный образ жизни знати, [...] но и чтобы одновременно заявить о претензии на личное уважение, которого, в крайнем случае, достаточно ясно можно было потребовать». (Hils. S. 310).

На основании такого нового самосознания свободных граждан, а также необходимости защищать свои права, возник невиданный до сих пор спрос на занятия фехтованием и на преподавателей искусства фехтования. Поэтому именно в Германии средневековое искусство фехтования пережило новый расцвет. В отличие от искусства фехтования ренессанса и нового времени, в связи с этим и большинство средневековых книг по фехтованию издавалось на немецком языке.

Чтобы защититься от шарлатанов и злоупотреблений, «мастера защиты» стали объединяться в «фехтовальные общества», или гильдии. Эти общества организовывались по образцу гильдий ремесленников. Старейшим и наиболее могущественным из обществ фехтовальщиков было основанное в Нюрнберге «Братство св. Маркуса из Лёвенберга». В 1487 году «братья Маркуса» получили охранную грамоту императора Фридриха 111 и должны были именоваться «Мастерами длинного меча»: "Чтобы отныне повсеместно в Священной Империи никто не именовался мастером меча, не мог держать школу и обучать за деньги, прежде чем до этого не был проверен Мастерами меча в его искусстве и был допущен". Если боец на мечах хотел стать членом братства, он должен был поступить в обучение к мастеру, а позднее как подмастерье отправляться в странствие, чтобы совершенствовать свое искусство. По завершении его он подвергался мастерами во Франкфуртском главном правлени и «Братьев Маркуса» широкому испытанию. Чаще всего эти испытания публично проводились в рамках большого показательного и призового состязания фехтовальщиков во время осенней ярмарки. Тот, кто выдерживал испытание, получал «таинство» - это были стихи-памятка, и с этого момента мог носить титул «мастера длинного меча», самостоятельно набирать учеников и преподавать свое искусство.

Было принято также заниматься фехтованием как «побочной профессией». Так, например, известны учителя, которые учили своих подопечных как чтению и письму, так и фехтованию на мечах. В предисловии одной из книг по фехтованию 1600 года можно прочесть:

«Я прозываюсь Ханнсом Гёргом Декингером, родина моя в Ульме. Мое достопочтенное ремесло - стекольщик, а также мастер и свободный фехтовальщик мужественного и рыцарского свободного искусства фехтования, согражданин и житель в княжеском стольном граде Мюнхене».

«Братья Маркуса» были господствующим обществом в течение 80 лет, своеобразной «Ганзой фехтовального искусства». Потом постепенно им составили конкуренцию независимые «свободные фехтовальщики», среди которых также был ряд выдающихся мастеров. Известный мастер фехтования Йоахим Майер, опубликовавший в 1570 году свой учебник «Основное описание свободного рыцарского и благородного искусства фехтования», например, гордо именовался «Свободным фехтовальщиком и гражданином Страсбурга». Позднее Император Рудольф III пожаловал свободным фехтовальщикам, далее ставшим именоваться «Рапирными фехтовальщиками», такие же привилегии, что и «Братьям Маркуса». После «Рапирных фехтовальщиков» возникли также и «Фехтовальщики Луки», которые, однако, не были приняты двумя другими обществами фехтовальщиков. «Соперничество между двумя братствами было велико. Каждое утверждало о себе, что именно оно представляет подлинное искусство фехтования. Для зрителей тогда доставляло настоящее удовольствие смотреть, как фехтовальщики Маркуса и рапиры дрались друг с другом. Это уже были не представления, а настоящие бои, в которых соперничество и конкуренция заканчивались кровью». (Schubert. S. 141).

Общества фехтовальщиков в XVI веке устроили бум искусства фехтования на мечах. Особенно привлекательными были так называемые фехтовальные школы. При этом, однако, главным образом речь шла о крупных представлениях, разновидности стрелкового праздника с фехтованием. При этом фехтовальщики переезжали, как на ярмарку, с места на место, чтобы за деньги показывать свои умения владеть разными видами оружия. Естественно, все фехтовальщики могли участвовать в состязаниях. Братство, завоевавшее большее количество победных венцов, получало призовые деньги. Бои проходили без доспехов, часто бойцы сражались, обнажив торсы. Таким образом, оружие было единственной защитой. Бои во время представления фехтовальной школы обычно заканчивались при расцветании «красного цветка» при первой крови. Этот старинный знак победы, кажется в качестве «шрама» в фехтовании студенческих корпораций, дожил до настоящего времени. Правила во время представления фехтовальной школы были строго определены:

«Все же каждый должен знать, что на этом представлении фехтовальной школы запрещено применять лезвие, острие, кнопку, окончание, ломать руки, наносить удары в пах, в глаз, бросать камни, использовать все нечестные приемы, которыми некоторые умеют пользоваться, и все, которые я не могу перечислить и которые я не изучал, а также чтобы никто не бил меня ниже дужек меча. Необходимо придерживаться всякой защиты и осторожности, того же прошу придерживаться и другого, если двое приносят сюда ненависть и зависть, не могут фехтовать в этой школе. [...]». Несмотря на все эти правила, фехтовальные представления часто превращались в заварушки и не особо нравились властям.

Уже в 1286 году проведение фехтовальных представлений в границах Лондона было запрещено, и «в актах первого ректората основанного в 1386 году Гейдельбергского университета имеется запрещение студентам посещать фехтовальные представления». (Hils. S.308).

Атмосфера при фехтовальном представлении, кажется, была такой же, как и на сегодняшнем футбольном матче: команды, сопровождаемые своими поклонниками, представляли собой большое зрелище. Команды противников и их фанаты приветствовали друг друга задиристыми стишками, предшественниками сегодняшних футбольных "кричалок". Один из этих боевых диалогов я могу привести здесь:

«Едва осмелитесь рапиру обнажить,
Вы, фехтовальщики, готовы будьте к взбучке!
Готовьтесь,
Вас побьют меч с тесаком и крестовина,
И спор закончится пролитьем вашей крови!»

 

«Пусть, братья Маркуса, и приняли вы вызов,
Но это - на словах, а что - на деле?
Да будет так!
Исход покажет, кто сильнее в деле,
И кто побит за дерзость будет слов!»

Часто бывало, что арбитру приходилось разводить соперников длинным шестом. А иногда зрители вскакивали с мест и вмешивались в борьбу, так что специальные надзиратели вынуждены были наводить порядок кожаными дубинками. Та ким образом, сравнение с игрой в футбол лучше всего отражает атмосферу фехтовального представления.

Из-за зрелищного характера школ фехтования «мастера защиты» проводили строгое различие между «серьезным фехтованием» и «школьным фехтованием», при этом ученик Лихтенауэра Ханко Дёбрингер великодушно соглашался, что фехтовальные тренировки дают хорошую тренировку и этим хороши. Впрочем, и многие члены гильдий не считали зазорным участвовать в публичных фехтовальных представлениях. В целом, однако, мастера меча следили за тем, чтобы «мастера защиты» отличались от обычных «щитовиков», школьных фехтовальщиков, которых называли также «легкими мастерами».

Наряду с развлекательным характером показательной борьбы школа фехтования предоставляла гражданам одну из немногих возможностей простого занятия спортом. На исторической гравюре на меди Балтазара Шёна поэтому можно прочесть: «Борьба и рыцарские игры меня также радуют, потому что люблю упражнять свое тело, а также с хорошими товарищами прыгать, бороться, бегать, фехтовать и тому подобное. [...] Но при этом мне не нравится, если случается ругань и серьезность». Итак, наряду со спортом, для развлечения боролись и фехтовали на мечах. Таким образом, ш колы фехтования были чем-то вроде фитнес-центров позднего Средневековья. Из-за потных разгоряченных тел появилась поговорка: «здесь пахнет школой фехтования».

Если странствующий мастер фехтования хотел открыть фехтовальную школу в каком-либо городе, то обычно ему требовалось разрешение городского совета. В дальнейшем он должен был отвечать на любой вызов. Часто конкуренты вступали в борьбу друг с другом, и проигравший вынужден был покидать город.

Городские бои на мечах и искусство фехтования пришло в упадок с началом тридцатилетней войны (1618- 1648), которая полностью разорила немецкие земли. После войны города и свободные граждане продолжали терять влияние. В связи с этим упал спрос и на мастеров фехтования. Общества фехтовальщиков потеряли свои привилегии: охранная грамота была продлена в последний раз в 1688 году, и фехтовальщики своим искусством уже не могли заработать себе на жизнь. Единственной возможностью, оставшейся для многих, было превратить некогда смертельное искусство в чистое зрелище и продолжать свою жизнь в качестве странствующих «бретеров».

К этому времени фехтование на шпагах давно уже стало составной частью искусства борьбы на мечах. Новые приемы этого искусства фехтования исходили уже не из Германии, а Италии и Испании. С его развитием началось изменение всего фехтовального искусства - от отличия свободных граждан до выражения аристократического образа жизни. «Езда верхом и фехтование стали символами статуса высших кругов, характеризовавшихся уже не только аристократией. Это было подоплекой того, что городские фехтовальные школы, служившие для развлечения мелких бюргеров, были запрещены. Академические фехтовальщики стали получать места учителей при сыновьях аристократии и богатых горожан». (Schubert. S.407). Такое развитие событий характеризовалось падением интереса к длинному мечу, а шпага начала свое окончательное победное восхождение.

Искусство мастеров

Как крупнейший мастер фехтования на мечах эпохи Средневековья с полной уверенностью может рассматриваться Йоханнес Лихтенауэр. О его жизни известно очень мало. По-видимому, в XIV веке он объездил многие европейские страны, чтобы повсюду у различных мастеров изучить искусство владения длинным мечом, «которое зародилось много веков назад, затем совершенствовалось и которое мастер Лихтенауэр приобрел в готовом виде и описал. Не сам он все это открыл и придумал, как это было сказано выше. Ему пришлось объездить много стран в стремлении найти подлинное искусство, которое он хотел сам изучить и знать», как писал о нем священник Ханко Дёбрингер. Из своих знаний, приобретенных с большим трудом, мастер Лихтенауэр создал систематическое учение и сформулировал его в зашифрованных рифмах. Наиболее ранняя из дошедших до нас записей стихов-памяток Лихтенауэра была сделана в 1389 году его учеником Дёбрингером. Это учение стало началом немецкой школы искусства длинного меча.

Влияние мастера Лихтенауэра заметно у всех последующих мастеров меча. Существовала договоренность полностью цитировать его стихи в начале каждой книги по фехтовальному искусству. Традиция Лихтенауэра простиралась более чем на 250 лет и оказала влияние даже на второго выдающегося немецкого мастера меча Ханса Тальхоффера. Хотя еще Дёбрингер сделал некоторые объяснения зашифрованных стихов мастера Лихтенауэра, о его системе нам наиболее точно известно только из «Комментариев Рингэкка». «Комментарии Рингэкка» представляют собой манускрипт, написанный около 1440 года. Глава о длинном мече была составлена Зигмундом Рингэкком - «мастером щита фон Альбрехтом, пфальцграфом Рейнским и герцогом Баварским» (здесь речь идет, по-видимому, об Альбрехте III Баварском). Сам ли Рингэкк написал остальные главы или кто-нибудь другой, нам не известно. Но весь манускрипт известен в настоящее время как «Комментарий Рингэкка». В нем даются подробные разъяснения стихов Лихтенауэра, благодаря чему современные энтузиасты могут, насколько это возможно без обучающего мастера, а только с помощью книги, реконструировать систему Лихтенауэра. Если Лихтенауэр является важнейшим мастером фехтования XIV века, то такая честь в XV столетии принадлежит члену братства Маркуса Хансу Тальхофферу. В 1443, 1459 и 1467 годах он с помощью наемных писцов издавал по книге, все они были посвящены искусству фехтования. Таким образом, его «карьера» продолжалась минимум 24 года. Какой она была, в настоящее время мы можем представить с большим трудом. Из произведений мастера Тальхоффера нам известно, что он жил, главным образом, судебными поединками и, очевидно, сам одержал победу во многих, если не в большинстве из них. В любом случае, это значит, что в Германии и в Швейцарии четверть века Тальхоффер занимался смертельно опасной профессией, и не только выжил, но и достиг высшей квалификации. По данным исследователей, в 1482 году мастер Тальхоффер был еще жив. Если исходить из того, что свою первую книгу он издал в двадцать лет, то ему было уже 60-70 лет. «Для людей XV столетия это была достаточно большая продолжительность жизни. Если принимать в учет и профессию Тальхоффера, то есть повод говорить об удивительном сроке жизни и выживания. Но не только на этом основании о нем можно говорить как о самом лучшем, самом удачливом и опытном мастере фехтования своего времени». (Hils. S. 175). Тальхоффер был настолько влиятельным и могущественным, что мог даже носить собственный герб.

Хотя система Тальхоффера основана на искусстве мастера Лихтенауэра, он не только продолжил традицию, но и развил свои собственные подходы. Одно из отличий от Лихтенауэра проявляется, например, в выборе оружия: в соответствии с требованиями судебных поединков Тальхоффер очень много занимался «фехтованием на кинжалах» (борьбой на ножах), борьбой без оружия, а также боями с палицами и щитами и другими видами поединков. Наряду с различными направлениями, мы находим у Тальхоффера и такие аспекты, как динамика движений, приемы восстановления физической способности, а также учение о питании: мастер Тальхоффер поднял борьбу на мечах и свое учение почти на научный уровень.

Систему борьбы Лихтенауэра можно разделить на следующие категории:

• Борьба без оружия.
• Борьба с применением оружия.
• Борьба верхом на конях.

Наряду с приемами фехтования длинным мечом мы находим и другие техники: борьба на копьях, борьба (без оружия), «боевая борьба» (борьба с применением оружия), приемы борьбы с (одноручным) мечом и щитом.

Чисто наглядно средневековое фехтование можно рассматривать как разнообразную, но завершенную смесь ударов мечом, приемов защиты, ударов ногами, удушающих захватов и бросков. Здесь мало места для того, чтобы подробнее рассматривать систему борьбы и отдельные ее приемы, но мне хо телось бы, наскол ько позволяют мои теоретические познания, тем не менее затронуть некоторые основные аспекты. У мастера Лихтенауэра мы находим 17 «главных вещей» (основных приемов), к которым наряду с пятью мастерскими рубящими ударами (яростным, садящимся, поперечным, косым и ударом по макушке) относились четыре «легера» (четыре основные оборонительные позиции: бык, плуг, тополь, «от дня»). Основная тактика Лихтенауэра формулируется выражением «вперед и назад». «Вперед» означает, что надо атаковать противника до того, как он ударит сам (то же самое о первом «упреждающем ударе»), и вынудить его «передвигаться» (отходить).

Если это невозможно, необходимо ждать его атаки. Ее отражают «добавочным ударом». Но это парирование одновременно («тем временем») является ответным ударом. Инициатива перехватывается, и противника снова принуждают «передвигаться». Опять следует «вперед» и заставляет противника отступать «назад». Так писал мастер Рингэкк. Мастер Дёбрингер приводит еще одно значение для термина «назад»: необходимо всегда удерж ивать инициативу, при собственном наступлении («вперед») необходимо быть готовым незамедлительно перейти к обороне («назад») и повторять такие ходы снова и снова. Таким образом, «назад» означает всегда принуждать противника к обороне. Мастер Лихтенауэр неустанно выделял эту тактику: «До и после, вперед и назад, две эти вещи - вот корень всякого искусства».

Важным аспектом средневекового фехтования на мечах были приемы отражения ударов. Часто высказывается мнение, что рыцари наносили друг другу удары, применяя только грубую силу. При этом лезвия их мечей били одно о другое. Это мнение усиливается кинофильмами и представлениями, потому что именно так там фехтуют. Но такого обращения не выдержит долго даже самый лучший клинок меча. На нем появятся зазубрины, и возникнет опасность, что он сломается. На самом деле все происходило совершенно по-другому. Бойцы отражали удары плоской стороной нижней (наиболее прочной части) клинка! Это постоянно подчеркивается в средневековых книгах по фехтованию. И еще одним доказательством являются сами мечи: на многих клинках исторических мечей на плоской стороне мы можем увидеть следы парирующих ударов. Элементарное значение имели также приемы "скручиванию". Эксперт по бою на мечах Кристиан Тольбер объясняет их так: «Скручивание - это поворот меча вокруг оси клинка. Результатом его является увеличение момента рычага в захвате и (или) отклонение острия меча для того, чтобы найти другое слабое место». Скручивание относится к важнейшим приемам немецкой школы фехтования на мечах.

Наиболее подробно как у мастера Лихтенауэра, так и у Тальхоффера рассматривается аспект необычного (с сегодняшней точки зрения) метода применения меча. Под этим понимаются приемы ударов головкой меча и приемы «половины меча» (последние поясняются в главе о длинных мечах). Приемы удар ов головкой меча в средневековом фехтовании на мечах очень важны. При этом речь идет не только об ударах тыльной стороной рук и, держащей меч, и головкой рукояти: иногда меч брали наоборот, за клинок, и использовали головку как булаву, нанося так называемый смертельный удар.

Итак, как можно убедиться, средневековое фехтование на мечах было чем-то большим, чем простая «рубка». Многочисленные сложные и преисполненные фантазии приемы использования всех имеющихся в распоряжении частей меча применялись с определенной тактикой, ориентированной в зависимости от избранной стратегии. О теме фехтования на мечах здесь в этом кратком изложении сказано достаточно, поскольку сам я не обладаю в нем собственным значительным опытом, а эта книга посвящена не фехтованию на мечах, а мечам. Литературу для дополнительного чтения по этой теме вы найдете в библиографии в конце этой книги.

Томас Лайбле / Меч. Большая иллюстрированная энциклопедия.
Переревод с немецкого Сергея Липатова / 2011г.

Страницы:
[1] [2] [3] | 4 | [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] »»»»

Яндекс.Метрика