Самурайский меч как объект для сравнения

Снова в этом мире существует мнение, что можно
ограничить искусство меча исключительно техническим
владением мечом, и так надеются только простым упражнением в фехтовании, положением тела и
искусностью, одной способностью добиться победы, но
всего этого далеко не достаточно для пути.

Миамото Мусаши. «Книга пяти колец»

Быть может, некоторые читатели сейчас спросят, зачем я вообще сейчас затрагиваю тему самурайских мечей? Ну просто потому, что почти во всех разговорах и дискуссиях о европейских мечах когда-нибудь неизбежно японский меч приводится в качестве объекта сравнения. Для этого обстоятельства наряду с очевидной популярностью в кино, телевидении и компьютерных играх я принимаю во внимание и другие причины:

• Японский меч применялея в недавнем прошлом.
• В отличие от европейских мечей, большинство из которых дошло до нас лишь в сильно поврежденном состоянии, за самурайскими мечами очень хорошо ухаживали. Оружие, возраст которого насчитывает несколько веков, смотрящему на него кажется новым. Даже клейма древних мастеров хорошо различаются.
• Искусство кузнецов-оружейников поддерживалось в неразрывной традиции со времени Средневековья
• С некоторыми отклонениями искусство боя на мечах также в традиции сохранилось до нашего времени.

В этом отношении, если интересоваться мечами, обойти самурайский меч нельзя. Впрочем, рассказ существенно облегчается наличием многочисленной литературы. На основе высокой культурной ценности японские мечи, очевидно, относятся, быть может, вообще к лучше всего изученному и задокументированному холодному оружию. В этой связи настоящая глава может дать (и даст) лишь очень ограниченный обзор. Всем более подробно интересующимся читателям предлагается ознакомиться со специальной литературой.

Рассказ о самурайских мечах я должен сначала предварить объяснением терминов. Большинство самурайских мечей на основе искривленного однолезвийного клинка на самом деле по определению должно быть отнесено вовсе не к мечам, а к саблям. Впрочем, здесь термин «меч» настолько укоренился, что не имело бы никакого смысла оспаривать этот пункт.

Развитие японского меча

Чтобы можно было сравнить японский меч с европейским, вначале требуется введение в тематику. Так же, как и в Европе, в Японии меч стоял высоко над другим оружием. Впрочем, в Японии это почитание сохранилось до сих пор. В течение столетий для Японии были характерны войны между соперничающими аристократическими семействами. Поэтому здесь смогла развиться совершенно особая форма военной аристократии - самураи. Самураи были воплощением абсолютной верности и презрения к смерти. Существовал лишь один выбор - победить или умереть. Для самурая меч был более чем оружие. Это был символ. Лозунг гласил: «Меч - это душа самурая». Мечи почитались (и почитаются) в синтоистских молитвах как святыни и играют в религии большую роль. Кузнецы-оружейники занимали самое высокое место в иерархии ремесленников, и даже императоры не считали их занятие зазорным. Некоторые мечи даже рассматривались как национальные культурные ценности. Благодаря этой культурной особенности сохранилось множество записей на эту тему и очень много древнего оружия. Уже в средние века наряду с самураями и кузнецами появились настоящие эксперты клинков. При этом на самом деле под клинками понималось действительно все - от меча до копья. Так, еще и сегодня существуют очень старые «специальные книги» о клинках, которые относятся к XIII веку.

Хотя и в европейском Средневековье меч был наиболее почитаемым оружием, в Японии это почитание зашло гораздо дальше. Лучшим примером является сравнение «Песни о Роланде» и случая из японской истории. В написанной в XI веке «Песне о Роланде» повествуется о приключениях франкского рыцаря Роланда, служившего Карлу Великому. Если верить саге, Роланд погиб в сражении при Ранеесвале в 778 году. Чтобы его священный меч «Дурендаль» не попал в руки поганых сарацин - на самом деле это были баски, - окруженный и смертельно раненный Роланд несколько раз пытался сломать «Дурендаль» о скалу. Когда это не удалось, он забросил «Дурендаль» в реку, в которой тот и пропал. В ситуацию, похожую на ту, в которой оказался Роланд, в 1582 году попал японский князь Акехи. Его замок был осажден и подожжен. В этой обстановке Акехи обратился с просьбой к вражескому полководцу: «У меня много великолепных мечей, которые я всю жизнь хранил как сокровище, и они не должны погибнуть со мной. [...] Я умру счастливым, если вы на миг прервете штурм, так, чтобы я смог передать Вам в подарок мечи». Просьба была удовлетворена. Мечи были спущены на веревке из горящего замка и спасены. Итак, самурай лучше передаст ценный меч своему врагу, чем сломает его. «Считалось, что меч является хранителем своей собственной истории и что духи его прежних владельцев живут в нем. Настоящий владелец клинка, таким образом, был только его хранителем, которому клинок был передан на надежное хранение, чтобы он смог передать его будущим поколениям» (Карр. Yoshihara. S. 18).

Если у такого великолепного меча был недостойный владелец, например, ничтожный боец на мечах, то говорили: «Меч плачет!».

История и изготовление японских мечей

Классификация и назначение японских мечей само по себе являются наукой. И это сказано не просто так: в Японии это действительно научная дисциплина. Имеются многочисленные категории, на которые делятся мечи. Изложенное ниже описание этой науки в связи с этим очень краткое и дает лишь общий обзор.

В начале стоит дефиниция. В Японии меч считается широким понятием: любое холодное оружие с клинком длиной более 15 сантиметров, линией жесткости и хвостовиком с отверстием для шипа считается мечом. Таким образом, под это понятие попадают наряду со «взрослыми» мечами короткие мечи и даже кинжалы. Длина меча (измеряемая как у сабли) в соответствии с этим является первой отличительной категорией японских мечей. В качестве единицы измерения при этом служит единица длины сяку (= 30,3 сантиметра). Японский термин «меч средней длины» отличается от европейского понятия настолько сильно, что здесь у нас обычно путают термины «короткий меч» и «кинжал».

Наряду с длиной существует вторая обширная категория, в соответствии с которой подразделяются мечи, - возраст. Здесь проходят фазы истории меча, которые, естественно, имеют собственные названия, в общем, параллельно с категориями периодов японской истории. Иногда это приводит к некоторой путанице, так как приходится постоянно проводить различие между периодом меча и периодом «обычной» истории. Это похоже на европейскую историю. И здесь готика и Ренессанс находятся в одном временном периоде. Но одно является историко-культурным термином, а другое относится к историческому периоду в целом.

ЭПОХА ДРЕВНЕГО МЕЧА (ЧОКУТО, ИЛИ КЕН). ДО 900 Г.

В тот период типично японские мечи еще не были разработаны, оружие представляло собой копии или даже импортные китайские и корейские мечи. Воины даже считали китайские мечи более ценными. У этих мечей чаще всего встречались прямые клинки, иногда обоюдоострые.

ЭПОХА СТАРОГО МЕЧА (КОТО) 900 - 1530

Во время эпохи Хейан (794-1191) управление империей раздробилось. Начались бесконечные войны, и выкристаллизовалась каста самураев. Бои проходили преимущественно в конном строю, поэтому прямые мечи постепенно были вытеснены искривленными длинными мечами (с клинком длиной приблизительно 120 сантиметров). Качество кузнечного ремесла значительно улучшилось. К сожалению, со времен переходного периода клинки практически до нас не дошли. Одним из этих редчайших экземпляров является «когарасу-мару» («маленький ворон») - знаменитый фамильный меч клана Таиро - начало эпохи Хейан. У него мы видим почти симметричное обоюдоострое острие, типичное для многих клинков Кен, на искривленном однолезвийном клинке. На профессиональном языке такая форма называется «киссаки мороха-зукури» (с обоюдоострым острием), кроме «Когарасу-мару» она также часто называлась «когарасу-зукури». Работавший около 900 года кузнец Ясадзуна считается отцом «типично японских» мечей. Он изготовлял первоклассно выкованные однолезвийные клинки с легкой кривизной.

Здесь, впрочем, заключается значительное различие со средневековым мечом в Европе: в Японии развилась характерная основная форма клинка, от которой имелись лишь незначительные отклонения. Клинки японских мечей по своей форме, а также по способу изготовления позволяют применять их как на войне (против самурая в доспехах), так и в мирное время (против противника без доспехов).

В отличие от этого, в Европе разрабатывались различные типы клинков в зависимости от цели применения. В Японии небольшие различия затрагивали прежде всего величину угла лезвия в зависимости от доспехов противника: «Тонкие и острые лезвия всегда применялись в том случае, если противник был покрыт толстыми доспехами из ткани или кожи, тогда как более широкие и слегка тупые лезвия - для борьбы с металлическими доспехами» (Карр. Yoshihara. S. 42).

В эпоху Кото работали лучшие мастера японской истории. Развились знаменитые «пять школ» кузнечного оружейного мастерства - Бизен, Ямасиро, Ямато, Сошу и Мино. Мечи Сошу периода Камакура (1192-1336) до сих пор считаются непревзойденными. В период Мурамачи (1337- 1573) начались бесконечные войны региональной знати, и это привело к большому спросу на мечи, так что кузнецы перешли к массовому производству и уже сами не рафинировали сталь. До нашего времени сохранилось много мечей, впрочем, в основном не первоклассные экземпляры.

ЭПОХА НОВОГО МЕЧА (ШИНТО) 1530- 1867

В Японии установилось относительно мирное время. В эпоху Азучи-Момояма Тоётоми Хидеоси завершил постоянные мелкие войны. Токугава Иэясу открыл эпоху Эдо (1603-1868, эпоха Сёгуната). Япония снова стала централизованным государством, управляемым твердой рукой сёгуна. Император служил для правительства лишь вывеской.

Благодаря миру меч потерял большую часть своего военного значения и стал все больше превращаться в символ статуса. Это отразилось в следующих изменениях:

• Даито стали короче, длина их клинка составляла в основном около двух сяку.
• Внешний вид оружия, представляющего собой символический статус, приобретает большую важность. Теперь оружейники уделяли все больше внимания чрезмерным украшениям. Они затрагивали не только эфес - клинки тоже часто гравировали.

Внешний вид стал важнее кузнечного искусства. Это привело к тому, что и качество клинков заметно снизилось. Традиция пяти школ завершилась, и теперь мечи ковали во всех крупных городах. Центром изготовления мечей стал Эдо (сегодняшний Токио).

К сожалению, львиная доля дошедших до нашего времени исторических мечей относится к эпохе Синто. В то время возникла мода носить небольшой длинный меч (катана) вместе с соответствующим коротким мечом (вакизаси, с клинком длиной около 45 сантиметров) в качестве пары (даи-шо). Эфесы даи-шо, как и у европейских шпаг и кинжалов для левой руки, изготовлялись в виде гарнитура.

ЭПОХА СОВРЕМЕННОГО МЕЧА (СИН-СИНТО). С 1868 ГОДА

В 1868 году император Мэйдзи лишил сёгуна исполнительной власти и начал править самостоятельно. В течение короткого времени он ввел существенные новшества, сориентированные на европейскую культуру. Одним из наиболее резких шагов было лишение привилегий касты самураев: в 1876 году было запрещено ношение мечей. Многие кузнецы оружейники потеряли работу, большое количество мечей было продано за границу.

В начале эпохи Сова (1926-1989) снова началось возвращение к традиционным ценностям и культуре самураев, искусство кузнецов-оружейников снова оживилось. В последние годы ремесло кузнецов оружейников снова переживает расцвет. Как в Европе, так и в США изготовляется большое количество мечей японского типа. Современные, изготовленные в наши дни мечи называются «гендаито».

Наряду с возрастом монтировка также дает возможность определить клинок. При этом отличают шесть различных способов. Наиболее распространенным способом является монтировка буке-зукури эпохи Синто. Меч буке-зукури монтируется следующим образом:

• Обтянутая кожей ската деревянная рукоятка, соединенная бамбуковой шпилькой (не заклепкой!) с плоским хвостовиком и (у танто только иногда) обернутая лентами (шелковыми, кожаными или хлопковыми).
• Маленький колпачок головки (касира) и крепежное кольцо рукояти (фучи).
• Дополнительные украшения рукояти (менуки) - маленькие фигурки - вплетаются в рукоять или укрепляются на рукоятках без оплетки.
• Чашечка (тсуба).
• Ножны (чаще всего из древесины магнолии) лакированные, иногда украшенные инкрустацией.

Ножны часто снабжали футляром для следующих трех предметов:

• дополнительного ножа (когатаны); когатана использовалась в качестве универсального или метательного ножа (в западной литературе для обозначения когатаны часто используется термин «козука», хотя на самом деле он обозначает лишь рукоятку когатаны);
• булавки для меча (когаи); булавка для меча выполняла следующие функции: она служила как булавка для волос и была задумана для того, чтобы втыкать ее в тело убитого врага, чтобы пометить его в качестве «трофея», или в отрубленную голову;
• металлических палочек для еды (вари-баси); по форме они соответствуют булавке для меча, разделенной вдоль.

Рукоятки принадлежностей выступают из отверстий в тсубе, если меч находится в ножнах. Здесь речь идет о дополнительных параллелях с мечом времен позднего Средневековья, так как и к их ножнам часто прилагались футляры с принадлежностями. Японский и европейский футляры с принадлежностями очень похожи. Если функции дополнительного ножа одинаковы, то булавка для меча служит совершенно другим целям, чем шило.

Характерно, что все металлические части монтировки, такие, как колпачок головки, крепежное кольцо рукояти, накладки на рукоять и тсуба, а также когаи и когатана, богато украшались. Украшения выдерживались в том же стиле и изготовлялись одним и тем же мастером (за исключением клинка когатаны, который, как правило, выковывался кузнецом- оружейником). Чаще всего для них использовался сплав из меди и золота (шакудо), который зачернялся травлением. С точки зрения искусства наиболее ценной частью монтировки являлась тсуба.

Тсуба изготовляли как простые шлифовальщики, так и крупные ювелиры, и сегодня они образуют отдельную отрасль коллекционирования. Вся монтировка в отличие от европейского оружия могла разбираться в несколько приемов. В этом было то преимущества, что ее можно легко заменить, например, для ремонта или для того, чтобы оснастить унаследованный, богатый традициями клинок модными украшениями. Клинок, наконец, был наиболее ценной (а с точки зрения функций - и самой важной) деталью. Так, очень старые клинки часто могли появляться в относительно новой монтировке. Если меч долгое время не носили, монтировку снимали и клинок оснащали специальной монтировкой для хранения, чтобы обеспечить его лучшую сохранность.

Здесь мы можем отметить третье значительное отличие европейских средневековых мечей: замена их монтировок не предусматривалась, и в зависимости от обстоятельств, воин владел различными мечами, в то время как устаревшие с военной точки зрения или вышедшие из моды мечи просто «пересыпались нафталином».

Основной определяющей деталью японского меча является клинок. Первое различие здесь проводится по его форме. К ним наряду с уже известными размерами хорды (нагаса) и степени кривизны (сори) относятся:

• Общая форма клинка (зукури), то есть форма профиля и поперечное сечение.
• Форма и размеры острия (киссаки).
• Средняя точка кривизны (синоги).
• Ширина поверхности клинка (синоги-йи).
• Форма сечения тыльной части (муне).
• Детали поверхности клинка (йи), такие, как долы и гравировки.

Здесь можно встретить и другие различия, причем названия с боковой формы и поперечного сечения клинка складываются. Среди форм клинков различают две большие категории:

• Синоги-зукури (с ребром жесткости) и
• Хира-зукури (без ребра жесткости).

Другие примечательные пункты, кроме формы, задаются процессами ковки (об этом подробнее ниже). О твердости и остроте японских мечей ходят легенды, так же, как и о самом кузнечном искусстве. Но в принципе нет большого различия от технического процесса выковки европейского клинка. Однако с культурной точки зрения выковывание японского меча является духовным, почти священным актом. Перед ним кузнец проходит различные молитвенные церемонии, пост и медитацию. Часто он одевается также в белое облачение синтоистского священника. Дополнительно к этому должна быть вычищена кузница. Это делается в первую очередь для того, чтобы избежать загрязнения стали. В начале процесса ковки стоит процесс рафинирования стали, который особенно в старину проводили сами кузнецы.

Сырье - магнетитовая железная руда и железосодержащий песок дабывались в разных провинциях. Этот материал в рафинационных печах (печах татара) перерабатывался в сырую сталь. Печи татара являются несколько усовершенствованными сыродутными печами, принцип их действия - тот же. С XVI века стали чаще использоваться завозившиеся из заграницы железо и сталь, что значительно облегчило труд кузнецов. В настоящее время действует одна-единственная печь татара, в которой варят сталь исключительно для изготовления мечей. Важнейший аспект при выковывании японского меча заключается в том, что лезвие имеет закалку, отличную от остального тела клинка (об этом подробнее дальше). Клинки сковываются обычно из двух частей: сердцевины и оболочки. Для оболочки кузнец выбирал железную пластину и обкладывал ее кусками очень твердой стали. Затем этот пакет раскаляли на огне из соснового угля, а затем сваривали. Потом складывали вдоль и (или) поперек оси клинка и снова сваривали. Это давало позднее характерный узор. Этот прием повторяли приблизительно шесть раз. Во время работы пакет и инструменты неоднократно чистили, поэтому получалась особо чистая сталь. «Кузнец теперь регулирует содержание углерода при обработке стали в кузнице. При этом при нагревании стали до 1300 градусов и постоянном проковывании молотом и накладывании друг на друга более крупные кристаллы углерода разбиваются, и сокращается количество загрязнений» (Карр / Yoshihara. S. 32).

В отличие от европейской дамасской стали, смысл складывания состоит здесь не в сваривании различных сталей, а в гомогенизации слоев стали. Впрочем, некоторая доля негомогенизированных частиц еще остается, она обеспечивает дополнительную вязкость и удивительный узор на стали. В то же время японское складывание, так же, как и дамасская ковка, является процессом облагораживания металла, предназначенным для улучшения качества исходного материала. Для оболочки японского меча изготовляют три или четыре таких куска, которые, в свою очередь, снова многократно заворачиваются один в другой. Различные методы складывания дают многообразие типов узоров на готовом клинке. Так возникает кусок стали, состоящий из тысяч прочно сваренных друг с другом слоев (называющихся в Японии «тенями»). Сердцевина состоит или из чистого железа или из мягкой стали, которую тоже складывают несколько раз.

Следующий этап состоит в том, чтобы оболочку сварить с сердцевиной. Можно различать клинки также в зависимости от методов, которые при этом применяются. Более сложные конструкции состоят из сердцевины чистого железа, боковых сторон и тыльной стороны из полос железа и стали стального лезвия. Стандартный процесс состоит в том, что сердцевину вкладывают в оболочку, согнутую в форме буквы V. Из этого сваренного вместе стального прута теперь формируется заготовка клинка. Теперь следует наиболее сложный этап - закаливание. В этом процессе мы отмечаем существенное отличие от европейского меча. Для этого заготовку покрывают смесью из глины, песка и древесного угля - раньше точные рецептуры этой смеси кузнецы хранили в строгой тайне. На будущее лезвие наносился очень тонкий слой глины, а на боковые и тыльные стороны - напротив, почти полсантиметра толщиной. На острие также оставляли свободным маленький участок тыльной стороны, чтобы закалить и его. Важными являются также тонкие, находящиеся рядом друг с другом поперечные линии, которые после закаливания проявляются в качестве «аси». После этого клинок лезвием вниз укладывали на огонь. Чтобы кузнец мог точно по цвету накала определить температуру, кузницу затемняли. Этот цвет в некоторых исторических источниках указан как «февральская или августовская луна».

Когда этот накал достигался, клинок немедленно погружали в ванну с водой. Часть клинка, покрытая предохранительным слоем, остывала медленнее и соответственно оставалась мягче лезвия. В зависимости от метода сразу после закаливания следовал отпуск. Для этого клинок нагревали до 160 градусов по Цельсию, а потом снова резко охлаждали. Отпуск по необходимости можно было повторять многократно.

Итак, клинок состоит теперь из мягкой сердцевины, твердой оболочки и еще более твердого лезвия. Таким образом, несмотря на твердое лезвие, он имеет гибкое тело. Внутри лезвия лежат более мягкие «линии аси». В определенной мере они служат «переборками». При повреждении лезвия скол, как правило, не идет дальше ближайшей аси, таким образом, повреждение ограничивается минимальным участком клинка. Принцип дифференцированной закалки между тем часто используется западными кузнецами, причем применяется вышеописанная операция или ее разные варианты. В процессе закаливания сильно изменяется кристаллическая структура стали: сталь в теле клинка слегка стягивается, а сталь на лезвии вытягивается. В связи с этим «кривизна клинка может измениться на величину до 13 миллиметров. Чтобы сгладить этот эффект, в идеальном случае кузнец должен до закаливания задать меньшую кривизну, чем та, которую он хочет получить у готового клинка. Несмотря на это, в большинстве случаев все равно требуется доработка. Если искривление недостаточно сильное или неравномерное, он может его исправить, положив клинок тыльной стороной на раскаленный докрасна медный блок, обработать его, а затем меч снова охлаждают в воде» (Карр / Yoshihara. S. 96).

После закаливания проводится тщательная проверка клинка. Затем его чрезвычайно осторожно шлифуют и полируют (что длится почти две недели), в то время как другие ремесленники изготовляют монтировку. Здесь возникает путаница в терминах - «шлифовка» и «полировка» в Японии значат одно и то же, и это нераздельный процесс.

Это зависит от геометрии клинка. Если европейские клинки чаще всего состоят из двух фасок, причем настоящее лезвие образует чрезвычайно узкая внешняя фаска, то японский клинок имеет только одну фаску. Таким образом, при "затачивании" необходимо обрабатывать всю поверхность клинка. Затачивание и полировка являются единым процессом. Этот принцип является преимущественным для изготовления действительно острого лезвия и придания клинку геометрии, великолепно подходящей для резки. Но у него есть и один большой недостаток: при каждом затачивании снимается большое количество стали, клинки с каждым разом становятся все тоньше (говорят, что меч становится «усталым»).

У некоторых старых мечей оболочка полностью сошлифована, так что в различных местах проступает сердцевина.

При полировке обычно используют до двенадцати, а иногда и до пятнадцати шлифовальных камней с различной зернистостью, пока клинок не получит своей знаменитой остроты. При каждой степени полировки обрабатывается весь клинок, и работа предшествующей степени, так сказать, сполировывается. При полировке имеются различные методы, но чаще полируют так, чтобы различались следующие кузнечно-технические тонкости:

• Хамон, полоса закалки: закаленное лезвие после последнего закаливания состоит из поверхности особо светлой кристаллической стали с пограничной линией, которая определяется глиняным покровом, нанесенным кузнецом.
• Хада, зернистый узор стали.
• Боси, форма закаленной части тыльной стороны (на острие).

Уже на основе этого узора настоящий знаток может различать работы различных кузнецов. В дополнение к этим кузнечно-техническим пунктам имеются дополнительные признаки, служащие для классификации:

• Подробности формы клинка.
• Монтировка.
• Форма хвостовика (особенно его окончания).
• Следы напильника на хвостовике.
• Сигнатуры на хвостовике.

Все эти данные дают единую законченную картину. В исторической Японии часто было принято испытывать только что отполированный меч и помечать результат на хвостовике. Успешное испытание существенно повышало продажную цену такого оружия. Для этой цели существовали специальные испытатели мечей, так как неумелый удар мог разрушить тонкое лезвие. Испытания чаще всего проводились на сырых скрученных соломенных циновках (тамесигири). Иногда испытания проводились на трупах, но особенно ценились приговоренные к смерти преступники или военнопленные - здесь меч можно было испытать на живой, наполненной кровью материи.

Имелись различные удары разной степени трудности. Для их проведения осужденного подвешивали за связанные руки так, что тело свободно свисало (имелись, правда, и другие методы). Очень хорошие мечи одним ударом рассекали три тела. Есть сообщения и о пяти телах, а судя по надписи на хвостовике одного меча XVI века, им были рассечены сразу семь тел.

Меч нинзя

В конце этой главы рассматриваются мечи нинзя (нинзя-то) - мы должны рассмотреть их особо, поскольку об этом оружии распространено много неправильной информации. В древности мистики нинзя и семьи отшельников (ямабуши) следовали определенному эзотерическому учению, позднее, в японское Средневековье, они развились в ужасных убийц.

В течение длительной партизанской войны против преследователей - сторонников государственной религии - они развили тайную систему нинзюцу - «искусства скрытности». Князья использовали нинзя сначала как разведчиков, потом как шпионов, а затем как убийц. Семьи мистиков переродились в кланы агентов.

Между самураем и нинзя существовало взаимное презрение: нинзя воплощал все, что ненавидел самурай. У нинзя был собственный кодекс чести, который можно выразить лозунгом Макиавелли: «Цель оправдывает средства». Это вело к применению совершенно иных, чем у самураев, методов боя и отразилось в отношении нинзя к их мечам. Поскольку японские кузнецы-оружейники были тесно связаны с аристократией, чаще всего никаких контактов у нинзя с ними не было. Поэтому обычное, захваченное у самураев оружие переделывалось для целей нинзя. При этом они не испытывали никаких стеснений, так как не признавали идеологии самураев и их почитания меча. В зависимости от необходимости клинки мечей укорачивались: у большинства мечей нинзя длина клинков составляет около двух сяку, а часто даже меньше. Такая длина меча была необходима для специальных приемов боя. Так, нинзя часто применяли «обратный хват»: держали меч одной рукой «перевернутым», клинок шел из руки лезвием вперед вниз.

Еще одно различие между самурайским мечом и нинзя-то состоит в измененной монтировке. Обычные украшения упразднялись и ставилась простая черн аятсуба. Все части, кроме клинка, для использования ночью делали черными. Ножны часто переделывали таким образом, что их можно было использовать в качестве трубки для дыхания под водой или духового оружия, часто на них размещались дополнительные инструменты. Таких переделок "Святотатцам" было недостаточно. Так, нинзя не гнушались отравлять свои мечи: клинки погружали в смесь из конского навоза и крови. Ранение таким оружием приводило к заражению крови, мышечным судорогам и смерти. Иногда клинки прятали в посохи странников, такая монтировка называлась сикоме-цюэ.

Характерной составной частью нинзя-то была очень большая, чаще всего квадратная чашка. Когда нинзя надо было забраться на стену, он прислонял к ней меч или в ножнах упирал его в землю, вставал ногой на тсуба и, таким образом, использовал меч как вспомогательную лесенку. В завершение оружие затягивалось вверх за ремешок, прикрепленный к ножнам. Гораздо более оригинальным образом применения был "прибор ночного видения": когда нинзя попадал в темное помещение, он использовал меч в качестве зонда, чтобы нащупать противника и сразу же его убить. Для этого применялея совершенно оригинальный способ: нинзя вешал ножны устьем на острие меча, при этом ремень от ножен удерживался в зубах. Как только он этим импровизированным приспособлением натыкался на противника, он чувствовал самый слабый контакт - отпускал ремешок изо рта, ножны соскальзывали с клинка, и нинзя мог одним движением нанести удар.

Как и о самих нинзя, об их мечах распространено множество часто бессмысленных слухов. Например, будто они всегда носили мечи на спине. Без определенной конструкции наспинных ножен ношение меча в таком положении непрактично (и особенно вкладывание в ножны). Нет, нинзя обычно носили свои мечи, как и самураи, сбоку на поясе. Только в определенных ситуациях, когда было необходимо забраться на стену, ножны передвигали на спину.

Другой слух относится к тому, что клинки из-за специфических приемов боя были совершенно прямыми. Поскольку нинзя обычно использовали переделанные самурайские мечи, у подобных слухов нет никаких оснований. К тому же слегка изогнутые клинки дают, скорее, преимущества в рубящих ударах нинзюцу-кенпо. Тем не менее можно утверждать, что нинзя предпочитали клинки с очень небольшим искривлением. Хотя существовали поздние японские мечи с абсолютно прямым клинком, но это были, очевидно, сознательно архаизированные специальные заказы, имитирующие оружие эпохи Сокуто. Некоторые очень редкие экземпляры сохранились со времен переходного периода к Кото.

В завершение можно сказать еще: так называемые мечи нинзя с воронеными клинками и полями-рукоятками, в которые уложены комплекты для выживания, - чистые игрушки, рожденные фантазией изготовителя. Ничего общего с подлинными мечами нинзя они не имеют.

Самурайский меч сегодня

И в настоящее время в Японии продолжают работать около 50 традиционных кузнецов-оружейников. Они должны пройти многолетнее обучение и получить государственную лицензию, чтобы заниматься этим ремеслом. Число заказчиков у них настолько велико, что необходимо ждать много лет, чтобы получить новый меч. Цены на них обычно исчисляются пятизначными цифрами. Лучшие исторические экземпляры - бесценны. Чаще всего они находятся на хранении в храмах, музеях или абсолютно недоступных частных коллекциях. Очевидно, на основе большого интереса к кинофильмам среди самурайских мечей очень много реплик. Большинство из них - чисто декоративные экземпляры категории D. Но выпускается также очень много ценных мечей. Даже если они не выкованы по оригинальному японскому методу, они подвергаются методу дифференцированного закаливания, чтобы получить правильный «хамон». Кроме того, в настоящее время по японскому образцу мечи изготовляют и в западном мире. Многие изготовители ножей и кузнецы-оружейники специализируются на японском оружии, поэтому сейчас в продаже представлено большое количество самурайских мечей.

Томас Лайбле / Меч. Большая иллюстрированная энциклопедия.
Переревод с немецкого Сергея Липатова / 2011г.

Страницы:
[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] | 14 | [15] [16] [17] [18] [19] »»»»

Яндекс.Метрика