ЧАСТЬ III
ADDENDA
ОККУЛЬТНАЯ И СОВРЕМЕННАЯ НАУКА

ОТДЕЛ IV
ТЕОРИЯ ВРАЩЕНИЯ В НАУКЕ

Принимая во внимание, что «конечная причина объявлена химерой и Великая Перво-Причина отнесена к сфере Неведомого», как справедливо сетует одно лицо духовного звания, число выдвинутых гипотез, образующих именно туманность, в высшей степени замечательно. Начинающий исследователь смущен и не знает в какую из теорий точной науки должен он верить. Ниже мы приводим достаточное число гипотез, чтоб ответить разным вкусам и умственным способностям. Все они взяты из различных научных трудов.

ТЕКУЩИЕ ГИПОТЕЗЫ, ОБЪЯСНЯЮЩИЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ВРАЩЕНИЯ.

Вращение возникло:

a) От столкновения масс туманностей, бесцельно блуждавших в Пространстве; или от притяжения «в тех случаях, когда не происходит действительного столкновения».

b) От тангенциального воздействия течений материи туманностей (в случае аморфной туманности), нисходящих от высших к низшим слоям[839], или просто от действия центра тяжести массы[840].

«Основным принципом в физике принято, что никакое вращение не может быть зарождено в подобной массе действием ее собственных частей. Это равносильно попытке изменить направление парохода, дергая его за борта палубы», замечает по этому поводу профессор Уинчелль в «World-Life»[841].

ГИПОТЕЗЫ О ПРОИСХОЖДЕНИИ ПЛАНЕТ И КОМЕТ.

a) Рождение планет обязано во 1) взрыву Солнца – выбрасыванию из его центральной массы[842]; или во 2) тому или другому виду разрыва колец туманностей. c b) «Кометы чужды планетной системе»[843]. «Кометы, без сомнения, зарождены в нашей солнечной системе»[844].


[839]Термины – «верхний» и «нижний» имеют только относительное значение для наблюдателя в пространстве, всякое употребление этих терминов с целью дать впечатление, что они представляют абстрактные реальности, неизбежно ошибочно.
[840]Jacob Ennis, «The Origin of the Stars».
[841]Стр. 99, примечание.
[842]Если это так, то как объяснит наука сравнительно небольшой размер планет, ближайших к солнцу? Теория метеорических агрегатов только на один шаг дальше от истины, чем идея туманностей, и даже не имеет преимущества последней – ее метафизического элемента.
[843]Лаплас. «Система Мира», стр. 414, издание 1824.
[844]Файэ, «Comptes Rendus», том 90, стр. 640–642.

c) «Неподвижные звезды, действительно, неподвижны», говорит один авторитет. «Все звезды, в действительности, движутся», отвечает другой авторитет. «Несомненно, каждая звезда находится в движении»[845].

d) «Более, чем на протяжении 350,000,000 лет, медленное и величественное движение солнца вокруг своей оси ни на мгновение не прекращалось»[846].

e) Мэдлер думает, что..... «наше солнце имеет Альциона в созвездии Плеяд, как центр своей орбиты, и требует 180,000,000 лет для завершения одного оборота»[847].

f) «Солнце существует не более 15,000,000 лет и будет излучать тепло не более, нежели еще 10,000,000 лет»[848].

Несколько лет тому назад этот видный ученый рассказывал миру, что время, которое потребовалось Земле на то, чтобы остыть от начала образования ее коры до настоящего состояния, не могло превышать 80,000,000 лет[849]. Если мы предположим, что земная кора существует только 40,000,000 лет или половину положенного срока, а возраст Солнца равняется только 15,000,000 лет, то должны ли мы понять, что Земля существовала раньше независимо от солнца?

Так как возрасты Солнца, Планет и Земли, как они установлены в различных научных гипотезах астрономов и физиков, приведены в дальнейшем, то мы сказали достаточно, чтобы показать разногласие среди жрецов современной науки. Примем ли мы для теории эволюции вращения нашей Солнечной Системы 15 миллионов лет сэра Уилльяма Томсона или 1000 миллионов лет Гёксли, это всегда приведет к одному: именно, что, допустив самозарождающееся вращение небесных тел, состоящих из инертной Материи и, однако, движимых своим собственным внутренним движением в течение миллионов лет, это учение науки приводит к следующему:

a) К очевидному отрицанию того основного физического закона, который устанавливает, что «тело в движении стремится постоянно к инерции, т. е. к продолжению того же самого состояния движения или покоя, если только его не побудит к дальнейшей активности высшая действующая сила».

b) К допущению первоначального импульса, который достигает неизменного движения в сопротивляющемся Эфире; что Ньютон объявил несовместимым с этим движением.

c) К принятию всемирного тяготения, которое, как нас учат, всегда стремится к центру, следуя прямолинейному падению – единственной причине вращения всей солнечной системы, которая совершает вечное двойное вращение, каждое тело вращается вокруг своей оси и по своей орбите. Другая, встречающаяся иногда версия такова:

d) К признанию магнита в солнце; или, что указанное вращение обязано своим происхождением магнитной силе, действующей так же как тяготение по прямой линии и изменяющейся обратно-пропорционально квадрату расстояния»[850].


[845]Вольф.
[846]«Panorama des Mondes» – Ле Кутюрье.
[847]«World-Life», стр. 140.
[848]Лекция сэра Уилльяма Томсона о «Скрытой динамической теории относительно вероятного происхождения общего количества теплоты и продолжительности солнца». 1887.
[849]Томсон и Тэт – «Natural Philosophy». И даже в этих числах Бишоф не соглашается с Томсоном и вычисляет, что для Земли потребовалось бы 350 миллионов лет, чтобы остыть от температуры в 20,000° до 200° Цельсия. Таково же мнение Гелмгольца.
[850]Закон Колумба.

е) Что все следует непреложным и неизменным законам, которые, тем не менее, часто оказываются изменяющимися, как например, во время некоторых хорошо известных причудливых явлений планет и других тел, а также во время приближения комет к солнцу или отдаления от него.

f) И к предпосылке, что двигательная сила всегда пропорциональна массе, на которую она действует, но независима от специальной природы массы, которой она пропорциональна. Это равносильно тому, как говорит Ле Кутюрье, что:

«Без этой силы, независящей от указанной массы и обладающей совершенно отличной природою, эта масса, будь она так же огромна, как Сатурн, или такою же малою, как Церера, падала бы всегда с одинаковою скоростью»[851].

Масса, которая, кроме того, обязана своим весом телу, на которое она влияет своею тяжестью.

Таким образом, ни представления Лапласа о солнечном атмосферическом флюиде, распространяющемся якобы за пределы орбит планет, ни электричество Ле Кутюрье, ни теплота Фуко[852], ни то, ни другое, никогда не помогут ни одной из бесчисленных гипотез о происхождении и постоянстве вращения избежать этого колеса белки успешнее, нежели это может теория самого тяготения. Эта тайна есть Прокрустово ложе физической науки. Если материя пассивна, как нас теперь учат, то простейшее движение не может быть названо существенным свойством материи, раз последняя рассматривается просто, как инертная масса. Каким же образом тогда может такое сложное движение, составное и многообразное, гармоническое и уравновешенное, продолжающееся в вечность на миллионы и миллионы лет, быть приписано просто своей собственной, присущей ему силе, если последняя не есть Сознательная Сущность? Физическая воля есть нечто новое – понятие, которое, истинно, никогда не могло быть допущено древними! Уже более столетия всякое различие между телом и силою уничтожено. «Сила есть только свойство тела в движении», говорят физики: «жизнь – свойство наших животных органов – лишь результат их молекулярного устройства», отвечают физиологи. Как учит Литтрэ:

«В недрах того агрегата, который называется планетой, развиваются все силы имманентные в материи... т. е., материя обладает в себе и через себя силами, свойственными ей... и которые являются первичными, а не второстепенными. Такие силы суть свойство тяжести, свойство электричества, земного магнетизма, свойство жизни... Каждая планета может развить жизнь... как, например, Земля, которая не всегда была носительницей человечества, а теперь производит его»[853].

Один астроном говорит:

«Мы говорим о весе небесных тел, но раз признано, что вес уменьшается пропорционально расстоянию от центра, то становится очевидно, что на некотором расстоянии вес должен быть сведен к нулю. Если бы существовало притяжение, то существовало бы равновесие... Но раз современная школа не признает ни низа, ни верха в пространстве Вселенной, то не ясно, что же вызвало бы падение Земли, если бы даже не существовало ни тяготения, ни притяжения»[854]?


[851]«Musée des Sciences», 15 Августа, 1857.
[852]«Panorama des Mondes», стр. 55.
[853]«Révue des Deux Mondes», Июль 15, 1860.
[854]«Cosmographie».

Мне кажется, что граф де Мэстр был прав, разрешая эту проблему, следуя своим собственным теологическим идеям. Он разрубает Гордиев узел, говоря: «Планеты вращаются, потому что их заставляют вращаться.... и современная физическая система Вселенной является физической невозможностью»[855]. Разве Гершель не сказал того же самого, заметив, что необходима Воля для сообщения кругового движения и другая Воля для задержания его[856]. Это показывает и объясняет, как и почему запоздавшая планета оказывается достаточно искусной так точно рассчитать свое время, чтоб прибыть в нужную минуту. Ибо, если науке иногда удается с большею изобретательностью объяснить некоторые из таких остановок, обратных движений, углов вне орбиты и пр., определяя их глазным обманом и происходящими вследствие неравенства их продвижения с нашим по взаимным и соответственным орбитам, мы, все-таки, знаем, что существуют другие и «очень реальные и значительные отклонения», согласно Гершелю, «которые не могут быть объяснены иначе, как взаимным и неправильным движением этих планет и, нарушающим порядок, влиянием солнца».

Мы, однако, понимаем, что кроме этих малых и случайных пертурбаций существуют постоянные уклонения, называемые «вековыми», по причине крайней медленности, с которой неправильность увеличивается и влияет на все отношения эллипсического движения, – и что эти уклонения могут быть исправляемы. Начиная с Ньютона, который находит, что этот мир очень часто нуждается в починке, и до Рейно, все говорят то же самое. В своем труде «Ciel et Terre» последний говорит:

«Орбиты, описываемые планетами, далеко не неизменны и даже, наоборот, подвержены постоянным изменениям в своем положении и форме»[857].

Это доказывает, что тяготение и законы передвижений так же небрежны, как и быстры в исправлении своих ошибок. Обвинение, как оно выражено здесь, заключается, по-видимому, в следующем: «Эти орбиты поочередно расширяются и суживаются, их большая ось удлиняется или уменьшается, или одновременно колеблется справа налево вокруг солнца; сама плоскость, на которой орбиты расположены, периодически повышается и понижается, вращаясь вокруг себя, как бы со своего рода дрожанием.»

На это де Мирвилль, который, как и мы, верит в разумных «работников», невидимо управляющих Солнечной Системою, остроумно замечает:

«Вот уж, именно, путешествие, имеющее в себе мало механической точности. Ближе всего его можно сравнить с движением парохода, дергаемого туда и сюда и швыряемого волнами, ход которого замедляется или ускоряется, причем каждое из встречаемых препятствий могло бы на неопределенное время задержать его прибытие, если бы не было разумного сознания лоцмана и механиков, которые стараются нагнать потерянное время и исправить повреждения»[858].


[855]«Soirées».
[856]«Discours», 165.
[857]Стр. 28.
[858]«Des Esprits». III, 155. «Deuxiéme Mémoire».

Впрочем, закон тяготения, по-видимому, становится устарелым законом в звездном пространстве. Во всяком случае, эти длинноволосые звездные революционеры, именуемые кометами, как видно, очень мало уважают величие этого закона и без всякого стыда насмехаются над ним. И несмотря на то, что кометы и метеоры почти во всех отношениях являют собою «еще не вполне понятые явления», тем не менее, по мнению приверженцев современной науки, они повинуются тем же законам и состоят из той же материи, «как солнце, звезды и туманности», и даже, как «Земля и ее обитатели»[859].

Это, действительно, можно назвать принятием вещей на веру, даже на слепую веру. Но точная наука не терпит оспаривания, и на отвергающего гипотезы, изобретенные ее последователями, – например тяготение – в наказание будут смотреть, как на невежественного дурака; тем не менее, вышеупомянутый автор рассказывает нам забавную легенду из научных летописей:

«Комета 1811 года имела хвост в 120 миллионов миль длины и 25 миллионов миль в диаметре в самом широком месте, тогда как диаметр ядра равнялся 127,000 милям, т. е., более, чем в десять раз превышая диаметр Земли».

Он говорит нам, что:

«Для того, чтобы тела такой величины, проходя близь Земли, могли не нарушить ее движения или не изменить длины года, ни даже на секунду, вещество, из которого они состоят, должно быть непостижимо разреженным.»

Истинно, это должно быть так, но

«Крайняя разреженность массы комет доказывается также явлением хвоста, который при приближении кометы к солнцу выбрасывается в продолжении нескольких часов, иногда на длину в 90 миллионов миль. И что замечательно, этот хвост выбрасывается против силы тяготения какою-то отталкивающей силою, вероятно, электрической, так что хвост всегда направлен в сторону противоположную от солнца!!!... Однако, как бы тонка ни была материя комет, она повинуется общему Закону Тяготения [!?]... и вращается ли комета по орбите внутри орбиты внешних планет или вылетает в бездны пространства и возвращается только через сотни лет, ее путь каждое мгновение регулируется той же самой силой которая заставляет яблоко падать на землю»[860].

Наука подобна жене Цезаря и не может быть подозреваема – это очевидно. Но, все же, она может быть почтительно критикуема и, во всяком случае, ей можно напомнить, что «яблоко» – опасный плод. Ибо во второй раз в истории человечества оно может стать причиною Падения – на этот раз «точной» науки. О комете, хвост которой пренебрегает законом тяготения перед самым ликом Солнца, едва ли может быть сказано, что она повинуется этому закону.


[859]Laing, «Modern Science and Modern Thought».
[860]Там же, стр. 17.

В целой серии научных работ по астрономии и по теории туманностей, написанных между 1865 и 1866 годами, автор этого труда, скромный новичок в науке, насчитала в несколько часов не менее тридцати девяти противоречивых гипотез, предложенных в объяснение самозарождающегося, первичного, вращательного движения небесных тел. Автор этого труда не астроном, не математик, не ученый; но она была обязана просмотреть эти заблуждения в целях защиты оккультизма вообще, и, что еще более важно, в целях поддержки Оккультных Учений относительно астрономии и космологии. Оккультистам угрожали страшными карами за их сомнения в научных истинах. Но сейчас они чувствуют себя смелее. Наука менее безопасна в своей «неприступной» позиции, нежели, они того ожидали и многие из ее укреплений построены на зыбких песках. Так даже это скромное и ненаучное исследование было полезно, и без сомнения оно было очень поучительно. Мы действительно узнали много вещей, изучив с особенным старанием те астрономические данные, которые с наибольшим вероятием должны были столкнуться с нашими еретическими и «суеверными» верованиями. Так например, мы нашли там относительно тяготения, осевых и орбитных движений, что раз синхроническое движение было преодолено в ранние периоды, этого было уже достаточно для зарождения вращательного движения до конца Манвантары. Мы также узнали во всех вышеуказанных комбинациях возможностей по отношению к начинающемуся вращению, весьма сложном в каждом случае, некоторые из причин, которым оно могло быть обязано своим происхождением, так же как и некоторые другие, которым оно должно было быть обязанным, но почему то не было. Между прочим, нам сообщают, что это нарождающееся вращение могло быть вызвано с одинаковою легкостью, как в расплавленной огненной массе, так и в массе, имеющей признаки ледяной непрозрачности[861]. Также, что тяготение есть закон, который ничто не может нарушить, но который, тем не менее, постоянно при всяком удобном и неудобном случае нарушается самыми обыкновенными земными или небесными телами, – например, хвостами дерзких комет. Нам говорят, что мы обязаны нашей Вселенною святой, Созидающей Троице, называемой инертной Материей, Бесчувственной Силой и Слепым Случаем. Об истинной сущности и природе любой из этих трех наука ничего не знает, но это ничтожная деталь. Следовательно, говорят нам, когда масса космической или туманной материи, – природа которой совершенно неизвестна, и которая может находиться в состоянии расплавления (Лаплас) или быть темной и холодной (Томсон), ибо «это вмешательство теплоты само по себе есть чистая гипотеза» (Файэ), –когда эта масса решает выявить свою механическую энергию в форме вращения, она действует следующим образом: она (масса) или разрывается, внезапно воспламеняясь, или же остается инертною, темною и холодною, причем оба состояния одинаково способны устремить ее без всякой соответствующей причины к вращению в пространстве на миллионы лет. Движения ее могут быть ретроградны или прямолинейны, для каждого из этих движений предлагается около сотни различных причин в стольких же гипотезах; во всяком случае, она присоединяется к лабиринту звезд, происхождение которых относится к тому же чудесному и самопроизвольному порядку – ибо:

«Теория туманностей не претендует на открытие НАЧАЛА вещей, но лишь одну стадию в материальной истории»[862].


[861]«Heaven and Earth». [862]Уинчелль, «World-Life», стр. 196.

Эти миллионы солнц, планет и спутников, состоящие из инертной материи, будут продолжать вращаться вокруг свода в своей внушительной, величественной симметрии, движимые, управляемые, несмотря на их инерцию, лишь «своим собственным, внутренним движением».

После этого будем ли мы удивляться, если ученые мистики, набожные римско-католики и даже такие ученые астрономы, какими были Шобар и Годефруа[863], предпочитали Каббалу и старинные системы современному, ужасному и противоречивому описанию Вселенной? Зохар, во всяком случае, делает различие между Наjaschar (Силами Света) и Hachoser (Отраженными Светочами) и «простой феноменальной внешностью их духовных типов»[864].

Вопрос о «тяготении» может быть теперь отставлен и другие гипотезы рассмотрены. Ясно, что физическая наука ничего не знает о «Силах». Мы закончим наши рассуждения, призвав на помощь еще одного человека науки – проф. Jaumes, члена Медицинской Академии в Монпелье. Говоря о силах, этот ученый высказывает следующее:

«Причина есть то, что действует, как существенный элемент в генеалогии феноменов, в каждом проявлении их и в каждом видоизменении. Я сказал, что деятельность (или сила) невидима... предположить ее вещественной и заключающейся в свойствах материи было бы произвольной гипотезой... свести все причины к Богу, значило бы связать себя гипотезою, враждебной многим истинам. Но говорить о множестве сил, исходящих от Божества и обладающих своими собственными, присущими им силами, не есть неразумие... и я склонен допустить феномены, производимые посредствующими агентами, называемыми Силами или Второстепенными Агентами. Различие Сил есть принцип деления наук; сколько реальных и отдельных сил, столько же и матерей – наук... Нет, Силы – не предположения, не абстракции, но реальности и единственные действующие реальности, атрибуты которых могут быть определены с помощью непосредственного наблюдения и индукции»[865].


[863]«L'Univers explique par la Révélation», и «Cosmogonie de la Révélation». Но см. «Deuxiéme Mémoire» де Мирвилля. Автор страшный враг Оккультизма, но, тем не менее, написал много великих истин.
[864]Смотри Каббала Денудата, II, 67.
[865]«Sur la Distinction des Forces», опубликовано в «Mémoires de l'Académie des Sciences de Montpellier», том II, часть I, 1854.


Страницы:
[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] | 41 | [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] »»»»

Яндекс.Метрика