Free Student HQ / FSHQ / "Штаб-Квартира свободного Студента"

Диалектика содержания формы в журналистике

Теоретики и практики журналистики широко оперируют такими понятиями, как содержание и форма. Эти категории получили в научной литературе четкое истолкование. Так, содержание журналистского произведения (текста) определяется как "определенным образом упорядоченная совокупность элементов и процессов", его образующих и "характеризуют его глубинные связи, основные черты и тенденции". А форма толкуется как "способ объективного существования и выражения содержания".

Содержание и форма - это довольно вместительные, емкие, внутренне насыщенные, многоплановые категории. К ним нельзя подходить упрощенно, прямолинейно, ограничивая их лишь какой-то из их сторон. Содержание журналистского текста не исчерпывают жизненные явления и факты. Собранные и осмысленные, они воспроизводятся автором согласно его замыслу, обусловленной им темы, исследуемой проблемы, идейной позиции и принципиальной концепции. Следовательно, не только отобранная журналистом информация (разнообразные сведения, факты, свидетельства, доказательства, документы), но и замысел, тема, проблема, идея, концепция произведения выступают как составляющие его содержания.

То же самое происходит и с формой. Ее элементами - на уровне конкретного текста - является язык и стиль, жанровая структура, сюжет, композиция, архитектоника, мелодия, ритм, тон изложения и т.п.

Каждая из указанных категорий - это соответствующим образом функционирующая система тех компонентов, из которых она вичинюеться. То не есть механический набор образующих ее элементов, а их тесное, органическое, активное взаимодействие, Это означает, что элементы содержания, равно как и элементы формы, находятся в постоянной взаимопроникающих сопряженности друг с другом. Они могут взаимообогащают, подчиняться, дополнять, переходить друг в друга, обусловливать друг друга. Это то состояние темы, скажем, органично вытекает из замысла, проблема сочетается с темой, идейно-тематические основы выступления оговариваются концепцией, то есть системой взглядов его автора на изображаемое. А взятые вместе, все компоненты категории содержания "срабатывают" в одном "ключе" с элементами категории формы.

Проследим такое взаимодействие на конкретном примере. За образец может править фельетон Ю. Большак "Вечно живая КПСС". Это произведение высмеивает стереотипы мышления и поведения. Всем изложением материала жизни понемногу меняется: изменения наблюдаются в государственном, политическом, общественном, культурной жизни. Неизменной у подавляющего большинства граждан остается пока их сознание, выработанные предшествующими десятилетиями стандарты поведения. Ушел в небытие большевистский режим, Коммунистическая партия Советского Союза, социалистическая действительность. Но производимые ими идеологемы, идеологические штампы, стереотипы мышления и действия, заангажированность мировосприятие и отношение к реалиям бытия - все это не исчезло, живет в наших душах, направляет наши поступки. И это опасно. Ибо уже вместо прежней коммунистической возникает Капиталистическая партия рыночной свободы (обратим внимание: даже аббревиатура та же - КПСС), которая имеет такую же организационную структуру, так же созывает пленумы своего ЦК, заводит "персоналки" на своих членов, равно "прописочуе" тех , кто недостаточно добросовестно исповедует ее принципы. Все происходит так, как в старые, недоброй памяти времена большевистского авторитаризма. Будто на дворе не 2000 юбилейный для человечества год, а, скажем, 1937 или 1977 ...

Произведение Ю. Большак - серьезное предостережение нам всем. Его глубоко прогностический смысл заключается в том, что он помогает понять: ничего в нашей жизни не изменится к лучшему, пока не изменимся мы сами. Новая жизнь следует каждому начинать с обновления себя самого.

Замысел автора состоял в том, чтобы привлечь внимание общественности к важному мировоззренчески-нравственного явления, а именно до того, как мы - во всем еще вчерашние - осознаем себя в контексте нынешних, отличных от предыдущих, реалий жизни. Тему фельетона можно сформулировать следующим образом: несовместимость общественных устремлений к цивилизованным формам жизни с традиционностью нашего мышления и действия (или так: традиционность мышления и действий - как тормоз реформирования общества). Проблема возникает здесь как выбор между движением вперед и застоем (в душах, сердцах, умах). На почве центральной тезисы произведения: труднее всего поддается изменениям человеческое сознание - четко очерчивается идея фельетона: залог успеха всех реформаторских усилий - в нас самих (хотим достичь положительных результатов - начинай с себя, перестраивают самих себя). Авторская концепция также достаточно "прозрачная": если мы не изменим самих себя путем "революции" в наших умонастроениях, если не настроимся на новое мышление и новые нормы поведения, - нас ждут глубокие социальные потрясения, губительные политические и экономические катаклизмы, та же диктатура, что и при большевистских времен, та же узурпация власти одним человеком или мафиозным кланом ...

Логическая сопряженность всех основных элементов категории содержания - совершенно очевидно. А как насчет составляющих категорий формы? Сюжетная схема аколизованого текста включает в себя все присущие классическому сюжету компоненты. Так, экспозиция набирает вид объявления повестки дня собрания первичной организации капиталистической партии рыночной свободы.

Завязка - это изложение сути персональное дело члена указанной партии господина Нахалявного. Развитие действия выливается в обсуждение и затаврування поведения героя фельетона, который сначала был неплохим брокером, но затем сдал позиции в конкурентной борьбе за карьеру. Кульминация - это клятва взволнованного (тем, что он взят на поруки) и вдруг прозревшего "подсудимого" - положить все силы на то, чтобы быстро и безумно разбогатеть и тем способствовать торжеству идей капитализма. Развязка: благодаря таким идейным каппартийцям, как господин Нахалявний, КПСС становится руководящей и направляющей силой в обществе, авангардом народа, а ее верховный руководитель, подчинив себе все ветви власти, - авторитарным правителем.

Композиция исследуемого текста выступает как соотношение частей развернутого диалога, с одной стороны, его и авторского резюме в конце произведения, с другой стороны. Композиция воспринимается здесь и как соотношение различных компонентов архитектоники, а именно: зачина (это объявление повестки дня сборов и изложение сути персональное дело); основной части (т.е. обсуждение поведения героя); окончания (которое включает в себя авторское обобщение относительно того, что нас ждет, если мы не опомнимся и будем покорно, не задумываясь, принимать все, что и сюжет , и композиция, и архитектоника фельетона тесно переплетаются, контактно, влад взаимодействуют между собой, а также с элементами категории содержания. Ведь именно диалогический изложение материала (в чем проявляется композиционная строение текста, а через нее - человеческая сущность, ее неизменность в основных своих проявлениях ), усиленный сюжетной линией - в виде традиционно-устоявшейся, заформализованная процедуры ведения всевозможных собраний (такое впечатление, что в основу произведения положено стенограмму или протокол партийного собрания еще допосткомунистичних времен), вся эта надоедливая неизменность, заданность, застылость, зашоренность, которая заложена в каждую ячейку текст, - лучше "срабатывает" на раскрытие основного - замысла, темы, проблемы, идеи, концепции фельетона.

Итак, имеем пример органического взаимодействия содержания и формы, гармонии всех их составляющих. Когда говорят, что содержание всегда оформлено, а форма - содержательная, то подразумевают именно такую модель взаимодействия, согласно которой между элементами категории содержания и формы существует полное соответствие и согласованность. Но это, если хотите, идеальный вариант. В жизни, на практике содержание и форма могут (и это случается очень часто) противодействовать друг другу, взаимно "мешать" друг другу.

Наукой установлено, что элементы категорий содержания и формы связываются между собой по принципу сложения сил.

Возможны три варианта: а) добротно подогнаны силы (или ситуация прямого сложения сил), б) силы противостоят друг другу (это состояние вычитание сил) в) они не соприкасаются, не пересекаются (состояние параллельности сил).

Следовательно, содержание и форма - это не просто единство, это всегда диалектическое единство, то есть тесная, нераздельная и одновременно противоречива. Действительно, на практике часто приходится констатировать, что факты не убеждают в правомерности тех выводов, которыми завершается произведение, а взята автором тема могла бы успешнее реализоваться в другом жанре. В первом случае возникает противоречие между составляющими содержания (факты и выводы), а во втором - между элементами содержания и формы (тема и жанр).

Так, если публикация о кризисное состояние современной экономики в целом или отдельной ее отрасли подводить читателя к мысли - вывод, что дела пойдут к лучшему при условии коренного изменения нынешнего курса реформ, то мы получим несогласованность между темой и идеей. Ибо идея выступления (если, конечно, его автором такая мысль умышленно не декларируется) должна бы нести в себе иной содержательный потенциал. А именно: не подвергает сомнению стратегию действий на реформирование экономических отношений, а нацеливать читателей, весь общественность на поиск оптимальных методов и форм результативного внедрения их в жизнь. А теперь представим себе, что вместо того, чтобы писать обстоятельный (с цифровыми выкладками, их анализом) статью на эту тему (ведь речь идет о масштабных вещи и широкий диапазон их разбирательств) журналист вдруг решил бы воплотить свой замысел в жанре лирической зарисовки или оперативного репортажа ... Достиг бы он гармонии содержания и формы? Конечно же, нет. Более того, при такой реализации замысла содержание вступил бы в конфликт с формой.

Исследуя взаимодействие содержания и формы, следует иметь в виду, что в общефилософском смысле мы имеем здесь дело с типичными категориями, со своеобразной единством противоположностей. Вспомним пары-аналогии: день - ночь, свет - тень, причина - следствие и т.п. Именно в таких парных категорий относятся категории содержания и формы. Следовательно, им присущи все черты четности. То есть они не могут существовать в природе отдельно друг от друга. Потому что это две стороны одного явления, одного целого. В нашем случае - две стороны журналистского текста.

Взаимодействие содержания и формы неправомерно сводить к пассивной формализации содержания. Хотя форма и завершает творческий процесс, "это вовсе не значит, что она неравноправный его участник". Безосновательными являются утверждения некоторых теоретиков и практиков о вторичности или даже необязательность формы, о том, что она якобы "подключается" уже на последней стадии творческого процесса. Не впадая в крайности и помня об относительной самостоятельности формы, следует акцентировать на том, что относительная самостоятельность формы, как и элементы содержания очерчиваются автором уже в начале его творческой работы над выступлением. И если он не будет с первых же шагов определяться в плане их взаимодействия, это усложнит весь дальнейший ход дела. Ибо если отсутствует такое взаимодействие между элементами содержания, - нарушается смысловая, логическая единство текста. При отсутствии ее между элементами формы - материал просто распадается, нарушается структурная целостность произведения.

[1] [2]

  • Категории раздела:
  •      Другое
  • Смотрите также:
  •  



    Сайт создан в 2012 г. © Все права на материалы сайта принадлежат его автору! 
    Копирование любых материалов сайта возможно только с разрешения автора и при указании ссылки на первоисточник
    Яндекс.Метрика