Free Student HQ / FSHQ / "Штаб-Квартира свободного Студента"

Поэтизм

Поэтизм (POETISMUS) — авангардное течение в чешской литературе 20-х XX в., формировавшееся параллельно французскому сюрреализму и имевшее с ним некоторые общие черты. По утверждению одного из основоположников этого течения В.Незвала, «теория поэтизма в известной мере предвосхищает сюрреалистическую теорию, зародившуюся одновременно с ней. Поэтизм еще до сюрреализма заявил о новом способе поэтического творчества как о спонтанном и органическом произрастании формы из воображения на основе его репродукции... Прежде всего, в понимании ассоциации как главного средства поэтического мышления поэтизм породнился с возникающим тогда же сюрреализмом, еще не известным в Чехии, манифест которого вышел позже манифестов поэтизма».

Программа поэтизма родилась в объединении симпатизировавших революции молодых чешских художников и литераторов «Деветсил» («Devetsil»). В 1921-1922 это объединение, куда входили теоретик искусства К.Тейге, прозаик В.Ванчура, поэты Я.Сейферт, И.Волькер, В.Незвал, К.Библ и др., выступало под лозунгом «пролетарского искусства», но в 1923 на смену ему В.Незвал и К.Тейге выдвинули программу поэтизма. На Тейге оказало влияние знакомство с новейшим французским искусством во время его визитов в Париж, начиная с 1922. Некоторые положения будущей теории поэтизма содержались в статье Тейге «Искусство сегодня и завтра», опубликованной в «Революционном сборнике Деветсил» (1922), где провозглашалось: «Пусть искусство будет душевной гигиеной, подобно тому, как спорт является гигиеной физической». В 1924 в журн. «Гост» («Host» — «Гость») были опубликованы манифесты нового течения: эссе В.Незвала «Попугай на мотоцикле или о поэтическом ремесле» и статья К.Тейге «Поэтизм». Первым художественным произведением, представившим поэтизм, стал сборник стихотворений Незвала «Пантомима», вышедший в 1924 и имевший шумный успех. Принципы поэтизма воплощены также в «Маленьком розарии» (1926) и др. поэтических сборниках, поэмах, пьесах и эссе Незвала, в сборниках «На волнах T.S.F.» («Na vlnach T.S.F.», 1925) Сейферта и «Золотыми цепями» («Zlatymu retezy», 1926) Библа, в новеллах и пьесах Ванчуры середины 1920-х, в произведениях художников Й.Штырского и Тойен, сценических работах режиссеров И.Фрейки и И.Гонзла.

Исходным моментом теории поэтизма было требование абсолютной «чистоты поэзии». Тейге писал: «В век индустрии, биржевых расчетов, в век политических потрясений растет огромная потребность, неутолимая жажда чистого лиризма. Чистая лирика является единственным искусством нашей эпохи». Искусство для него это — «удовлетворение врожденных склонностей человечества... спиритуальное развлечение и игра, нечто вроде спорта и акробатики», не хлеб, а «пьянящий алкоголь». По Тейге, именно такое понимание искусства соответствует сути марксизма и целям пролетариата, ради его создания он призвал порвать с традицией чешской литературы и «включиться в ритм европейского коллективного творчества», метрономом которого, по его мнению, является Париж.

Поэтисты мечтали о стирании границ между поэзией и жизнью, о том, чтобы «превратить вселенную в великолепное развлекательное предприятие». Незвал жаждал «революции веселья» и в книге эссе «Фальшивый марьяж» (1925) писал, что художник призван отыскивать новые оттенки счастья, ибо наслаждение жизнью есть бунт против богатых. Но его основное внимание было приковано к поиску новых способов выразительности, к «азартной игре на жизнь и на смерть» с рифмами и стихом. Во главу угла он ставил принцип свободных ассоциаций и определял стихотворение как «самобытный реальный объект в мире представлений и форм, независимых от мира явлений». Дерзкий художественный авангардизм поэтистов в сочетании с их левой политической ориентацией вызвал критику со стороны как умеренных и консервативных кругов, так и многих литераторов марксистского лагеря.

Если программу поэтизма активно оспаривали, то его художественная практика, и прежде всего поэзия Незвала, получила широкое признание. Поэтизм внес в чешскую поэзию раскованность в области тематики — от экзотических мотивов до простых будничных сюжетов — свободу ассоциаций, смелое новаторство поэтического языка, новые способы рифмовки, широкое использование ассонанса и т.д. В фольклорном экспериментаторстве поэтизм продолжил как европейские (Дада, сюрреализм), так и отечественные традиции. И.Гонзл в послесловии к первому изданию «Пантомимы» заметил, что в стихах Незвала соединились «нега безотчетного трагизма труверов, что-то от бесшабашности дада и простенький ритм уличной шарманки».

Поэтизм оказался очень привлекательным для молодого поколения чешских литераторов. Практически все поэты, вступившие в литературу в середине 1920-х, испытали на себе его воздействие, в том числе такие крупные фигуры, пошедшие впоследствии другим путем, как Ф.Галас, В.Завада, В.Голан. Следы поэтических влияний можно проследить и в творчестве некоторых поэтов старшего поколения, например, Й.Горы. Заметное воздействие оказал поэтизм на развитие театра, открыв на сцену доступ приемам цирка, ярмарочного балагана, различным видам гротеска (постановки И.Фрейки, И.Гонзла; «Освобожденный театр» — «Osvobozen6 divadlo» Я.Вериха и И.Восковца). В 1928 Незвал и Тейге выступили с новыми манифестами поэтизма, уточняя некоторые прежние формулировки. При этом Незвал предупреждал об опасности превращения отдельных приемов в шаблон, призвал «не затыкать уши ватой догм и правил». К этому времени от поэтизма отошел Сейферт, а сам Незвал в поэме «Акробат» (1927) стал отдавать предпочтение выразительным средствам, еще более близким сюрреализму. В его поэме «Эдисон» (1927) букеты свободных ассоциаций соединились с философскими размышлениями о жизни и творчестве, далекими от прокламировавшихся поэтизмом игры и беззаботного веселья. В начале 1930-х Незвал в своем творчестве все теснее сближается с сюрреализмом, а затем принимает его программу, считая, что, по сравнению с поэтистской «революцией веселья», сюрреализм является более серьезным, философски углубленным и действенным искусством.

В теории поэтизм был отвергнут, но на практике его влияние продолжалось, и оно простирается гораздо дальше, чем время существования «Деветсила» и издания манифестов поэтизма. Не только в 1920-е и в 1930-е, но и позже молодые чешские поэты увлекались поэтистской арлекинадой образов и чувств, стремились продолжить эксперименты с языком и стихом. Программное возрождение поэтистских приемов и традиций поэзии Незвала 1920-х наблюдалось в 1980-е в творчестве поколения так называемых «тридцатипятилетних» (К.Сыс и др.).

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК
Институт мировой литературы им. А.М.Горького
Энциклопедический словарь сюрреализма
Ответственные редакторы и составители Т.В. Балашова, Е.Д. Гальцова

 

Сайт создан в 2012 г. © Все права на материалы сайта принадлежат его автору!
Копирование любых материалов сайта возможно только с разрешения автора и при указании ссылки на первоисточник.
Яндекс.Метрика